О проекте

Контакты

Новости
Военное право
Военное право
Текущее время: 07 апр 2020, 04:59

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 16 июл 2009, 01:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Военнослужащий, уволенный с военной службы, не может быть исключен из списков личного состава воинской части до получения ГЖС.

1. Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2006 года N 2н-282/06 по заявлению К.

К., уволенный с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе приказом от 17 декабря 2004 г. и исключенный из списков личного состава части приказом от 11 января 2005 г., обратился в суд заявлением, в котором просил признать указанные выше приказы незаконными и недействующими, обязать восстановить его в списках части до фактического обеспечения жильем и обеспечить за период восстановления положенными видами довольствия, а также возместить судебные расходы в размере 2 000 рублей.
Решением 35 гарнизонного военного суда от 3 февраля 2005 г. требования заявителя удовлетворены полностью.
Суд признал незаконными и недействующими со дня подписания оспариваемые заявителем приказы и обязал восстановить его на военной службе и в списках личного состава части до реализации государственного жилищного сертификата.
Этим же решением суд обязал обеспечить за весь период восстановления всеми видами довольствия с зачетом выплаченной пенсии и включить этот срок в общую продолжительность военной службы.
Кроме того, суд присудил ко взысканию с воинской части в пользу К. в возмещение расходов на оплату услуг представителя в сумме 2000 рублей.
Кассационным определением Тихоокеанского флотского военного суда от 10 марта 2005 г. решение суда первой инстанции изменено. Суд исключил из решения указание о возложении на командира воинской части обязанности по обеспечению К. за период восстановления на военной службе всеми видами довольствия, а также снизил размер подлежащих взысканию в пользу К. средств в возмещение расходов на оплату услуг представителя до 500 рублей.
Постановлением президиума флотского военного суда от 26 января 2006 г. упомянутые решение и определение отменены в ввиду неправильного применения норм материального права и в удовлетворении заявленных требований К. отказано.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Военная коллегия пришла к следующему выводу.
Пункт 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", запрещающий увольнение со службы военнослужащих, проходящих ее по контракту, без предоставления им жилых помещений, распространяется на лиц, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 и более лет, подлежащих увольнению по достижении предельного возраста пребывания на службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и на момент увольнения нуждающихся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Предусмотренную до 1 января 2005 г. пунктом 1 статьи 23 ФЗ "О статусе военнослужащих" возможность увольнения указанных военнослужащих с предоставлением им жилых помещений по избранному месту постоянного жительства органами местного самоуправления, в том числе и за счет государственных жилищных сертификатов, закон связывает с наличием у военнослужащего такого желания. Поэтому для увольнения военнослужащих, перечисленных в указанной норме, без предоставления им жилых помещений органами военного управления по месту увольнения, требуется их четко выраженное согласие получить государственный жилищный сертификат от органов военного управления либо согласие получить жилье в другом населенном пункте в порядке, установленном пунктами 13 и 14 статьи 15 того же Федерального закона.
Из материалов дела видно, что К. на момент увольнения с военной службы по достижении предельного возраста, признанный нуждающимся в улучшении жилищных условий, изъявил желание быть обеспеченным жилым помещением по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге путем участия в программе "Государственные жилищные сертификаты". При этом К. вплоть до увольнения с военной службы настаивал на этом способе реализации своих жилищных прав.
Более того, ему для улучшения жилищных условий по месту военной службы выделялась четырехкомнатная квартира, от получения которой заявитель отказался, подтвердив тем самым, что получать жилье в г. Вилючинске не желает.
В соответствии с п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, военнослужащий, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, нуждающийся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без его согласия не может быть уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления ему жилого помещения по нормам жилищного законодательства. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации.
При таких обстоятельствах, учитывая основание увольнения К. (наступление предельного возраста), следует признать, что у командира не было препятствий для издания приказа от 17 декабря 2004 года об увольнении заявителя с военной службы.
Следовательно, вывод об этом президиума Тихоокеанского флотского военного суда является правильным.
Вместе с тем Военная коллегия находит, что президиум Тихоокеанского флотского военного суда неправильно истолковал и применил материальный закон в части исключения заявителя из списков личного состава части.
В соответствии с частью 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", военнослужащим-гражданам, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны РФ (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего - гражданина выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством РФ.
Исключение К. из списков личного состава части до получения им государственного жилищного сертификата противоречит упомянутой норме закона.
В ходе разбирательства дела установлено, что К. заблаговременно, до увольнения его с военной службы, обратился к командованию части с просьбой о включении его в список кандидатов на получение государственного жилищного сертификата для приобретения жилого помещения в избранном им постоянном месте жительства г. Санкт-Петербурге и просил не увольнять его с военной службы до реализации указанного сертификата. В этой связи в июле 2003 г. соответствующие документы были приняты в ОМИС и направлены в МИС ТОФ. Как следует из представленных материалов, К. получил ГЖС в марте 2005 года, однако в связи с болезнью и длительным нахождением в лечебных учреждений реализовать ГЖС в установленный срок не смог и ходатайствовал о его замене. В судебном заседании Военной коллегии К. объяснил, что до настоящего времени он не располагает ГЖС, который мог бы предъявить для приобретения жилого помещения в избранном после увольнения с военной службы месте жительства.
При таких данных вывод президиума Тихоокеанского флотского военного суда о законности и обоснованности приказа от 11 января 2005 года об исключении К. из списков личного состава части является ошибочным.
Неприменение судом надзорной инстанции указанных норм и, соответственно, необоснованный отказ в восстановлении нарушенного права заявителя в части исключения К. из списков личного состава части до получения ГЖС, является существенным нарушением норм материального права.
С учетом изложенного постановление президиума Тихоокеанского флотского военного суда от 26 января 2006 года подлежит отмене.
Поскольку для принятия окончательного решения по делу необходимо исследование дополнительных данных об обстоятельствах и времени выдачи К. ГЖС, подлежат также отмене решение 35 гарнизонного военного суда и кассационное определение Тихоокеанского флотского военного суда, а дело направлению на новое рассмотрение.


2.Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2008 года № 2н-241/08 по заявлению Г.

Г. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать действия командира воинской части, связанные с исключением его из списков личного состава до получения и реализации ГЖС, неправомерными и обязать восстановить в списках личного состава до обеспечения его жильем посредством ГЖС.
Решением 35 гарнизонного военного суда, оставленным без изменения Тихоокеанским флотским военным судом, в удовлетворении требований отказано.
Военная коллегия отменила эти судебные постановления и приняла новое решение обязать командование восстановить Г. в списках личного состава воинской части до выдачи ему ГЖС.
Из материалов дела видно, что Г., на момент увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями признанный нуждающимся в улучшении жилищных условий, изъявил желание быть обеспеченным жилым помещением по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге путём участия в программе «Государственные жилищные сертификаты».
Решением жилищной комиссии воинской части заявитель был включён в список кандидатов на получение ГЖС.
Приказом командующего Тихоокеанским флотом Г. уволен с военной службы в связи с организационно - штатными мероприятиями, а приказом командира воинской части со 2 июля 2007 г. исключён из списков личного состава части. При этом ГЖС ему выдан не был.
Анализ материалов гражданского дела показывает, что приказ командира части об исключении Г. из списков личного состава не может быть признан соответствующим законодательству по следующим основаниям.
В целях обеспечения постоянным жильем военнослужащих, увольняемых с военной службы, и некоторых других категорий граждан Правительство РФ постановлением от 20 января 1998 г. № 71 утвердило федеральную целевую программу «Государственные жилищные сертификаты».
В ФЗ «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ закреплено право увольняемых военнослужащих при перемене места жительства на обеспечение жилыми помещениями за счёт ГЖС в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (п. 14 ст. 15, абз. 3 ст. 23).
Таким образом, принятием указанной программы обусловлено появление в законе ранее не существовавших норм, что, в свою очередь, указывает на их специальный характер.
Более того, Правилами выпуска и реализации ГЖС в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище на 2002 - 2010 годы» установлено, что ГЖС является именным свидетельством, удостоверяющим право гражданина на получение за счёт средств федерального бюджета социальной выплаты. Предоставление социальной выплаты является финансовой поддержкой государства в целях приобретения жилого помещения. Участие в подпрограмме добровольное (п. 2).
Приведенные данные, а также исчерпывающий перечень лиц, имеющих право на участие в подпрограмме, ограниченный размер социальной выплаты, основания для признания граждан не имеющими жилых помещений, обязательство о сдаче гражданами занимаемых ими жилых помещений (вне зависимости от формы собственности), установленные сроки реализации ГЖС являются обстоятельствами, которые свидетельствуют о специфике правоотношений, возникающих между государством и гражданином, добровольно согласившимся на участие в этой подпрограмме.
В соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 23 ФЗ «О статусе военнослужащих», военнослужащим - гражданам, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны РФ (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего - гражданина выдаётся ГЖС для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством РФ.
Таким образом, следует признать, что нормы, закреплённые в законе и касающиеся ГЖС, неразрывно связаны с подпрограммой, а поэтому по своему характеру относятся к специальным. Эти нормы регулируют отношения, возникающие из факта предоставления военнослужащим социальной выплаты (финансовой поддержки), в связи с чем, отождествлять данный вопрос с положениями закона об обеспечении военнослужащих готовыми жилыми помещениями оснований не имеется.
Учитывая специальный статус сертификата, государство, взяв на себя публичное обязательство - выдача ГЖС, в абз. 3 п. 1 ст. 23 указанного закона установило, что в отношении военнослужащего это обязательство должно быть исполнено в последний год его военной службы.
Согласно п. 11 ст. 38 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.
Следовательно, ГЖС должен быть выдан военнослужащему не после его исключения из списков личного состава, а до этого момента.
В судебном заседании бесспорно установлено, что на момент исключения из списков личного состава воинской части ГЖС Г. не выдан.
При таких обстоятельствах выводы судов о законности и обоснованности приказа командира воинской части являются ошибочными, поскольку данный приказ противоречит упомянутым нормам закона.
Ссылка суда кассационной инстанции на отсутствие норм, позволяющих продлевать срок нахождения военнослужащего в распоряжении свыше 6 месяцев в связи с необеспечением его ГЖС, не основана на действующем законодательстве.
В соответствии с п/п. «и» п. 2 ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы зачисление военнослужащего в распоряжение допускается, в том числе и при невозможности своевременного исключения военнослужащего, уволенного с военной службы, из списков личного состава воинской части в случаях, предусмотренных Федеральным законом и этим Положением, на срок до его исключения.
Закон обязывает выдать военнослужащему ГЖС до окончания его военной службы. В связи с этим на основании п/п. «и» п. 2 ст. 13 Положения военнослужащий в распоряжении может находиться до его исключения из списков личного состава воинской части.
Наличие у Г. служебного жилого помещения по последнему месту военной службы не может служить основанием для исключения его из списков личного состава до получения ГЖС, поскольку специальная норма (абз. 3 п. 1 ст. 23 ФЗ «О статусе военнослужащих»), подлежащая применению в данном деле, не содержит условий, при которых её действие ограничивается.
Не указаны такие условия и в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильём категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище на 2002 - 2010 годы». Более того, согласно п. 8 Правил выпуска и реализации ГЖС применительно к подпрограмме основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является, в том числе, проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания.
Вместе с тем, поскольку законом предусмотрено право только на получение ГЖС в последний год военной службы, то требования заявителя в части восстановления его в списках личного состава до реализации жилищного сертификата следует признать необоснованными.



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 2н-171/09
25 июня 2009 года гор. Москва


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председатель-ствующего генерал-майора юстиции Соловьева А.И., судей генерал-майора юстиции Коро-лева Л.А., полковника юстиции Крупнова И.В. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе заявителя К. на решение гарнизонного военного суда от 18 августа 2008 года и кассационное определение судебной коллегии окружного военного суда от 25 сентября 2008 года по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 60 подполковника запаса К. об оспаривании действий командующего войсками военного окру-га, командира и жилищной комиссии войсковой части 60, связанных с увольнением с воен-ной службы без обеспечения государственным жилищным сертификатом по избранному месту жительства.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В. и мнение военного прокурора управления Главной военной прокуратуры подполковника юс-тиции Шишова О.С., полагавшего необходимым надзорную жалобу удовлетворить, Военная коллегия установила:
Решением гарнизонного военного суда от 18 августа 2008 года, оставленным без из-менения кассационным определением окружного военного суда от 25 сентября 2008 года, К. отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил признать незаконным приказ ко-мандующего войсками военного округа от 16 января 2008 года № 04 в части его досрочного увольнения в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями без обеспечения го-сударственным жилищным сертификатом по избранному месту жительства, а также утвер-жденные командиром войсковой части 60 решения жилищной комиссии воинской части от 13 февраля и 16 апреля 2008 года о признании его не имеющим жилого помещения и об от-мене этого решения, соответственно, обязать жилищную комиссию рассмотреть вопрос о признании его нуждающимся в жилом помещении, а командира утвердить такое решение, с момента признания его нуждающимся в жилом помещении в войсковой части 11902, в кото-рой он проходил военную службу до ее сокращения. Также заявитель просил возместить ему судебные расходы.
В обоснование отказа в удовлетворении заявления суд указал в решении, что прожи-вание К. в служебном помещении в закрытом военном городке по установленным нормам на основании статьи 51 ЖК РФ и в соответствии с пунктом 31 Инструкции, утвержденной при-казом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80, не является основанием для признания его нуждающимся в жилом помещении в том же населенном пункте, а издание приказа об увольнении не лишает заявителя права на получение жилья, при наличии для этого оснований, до момента исключения из списков личного состава части.
Определением судьи окружного военного суда от 19 февраля 2009 года заявителю от-казано в передаче дела в суд надзорной инстанции.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Шалякина А.С. от 26 мая 2009 года по жалобе заявителя возбуждено надзорное производство и дело передано для рассмотрения по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.
В надзорной жалобе К., указывая на отсутствие жилья для постоянного проживания, признание его нуждающимся в улучшении жилищных условий для получения жилищного сертификата по прежнему месту службы в войсковой части 02 и нерассмотрение вопроса о признании нуждающимся в получении жилья жилищной комиссией войсковой части 60, от-сутствие согласия на увольнение до получения сертификата, а также рассмотрение дела с на-рушением единства судебной практики, в отсутствие прокурора и без предоставления ответ-чиками возражений относительно заявленных им требований в период подготовки дела к слушанию, просит судебные постановления отменить.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Военная коллегия находит решение гарнизонного военного суда от 18 августа 2008 года и определение окруж-ного военного суда от 25 сентября 2008 года подлежащими отмене по следующим основани-ям.
Из материалов дела усматривается, что К., общая продолжительность военной служ-бы которого составляет более 10 лет, проходил военную службу в войсковой части 02, дис-лоцированной в закрытом военном городке в поселке Н.ске, городе нске, где был обеспечен служебной жилой площадью, относящейся на основании статьи 92 ЖК РФ к жилым поме-щениям специализированного жилищного фонда.
В связи с сокращением с 1 декабря 2006 года должности он обратился по команде с рапортом об увольнении, в котором указал, что просит уволить его в запас после предостав-ления жилищного сертификата в городе нске, а также заявлением в жилищную комиссию войсковой части 02 о признании его нуждающимся в улучшении жилищных условий и включении в состав кандидатов на участие в жилищной программе «Государственные жи-лищные сертификаты».
Решением жилищной комиссии от 2 ноября 2006 года заявитель признан нуждаю-щимся в улучшении жилищных условий и включен в состав кандидатов на участие в жи-лищной программе «Государственные жилищные сертификаты», после чего приказом ко-мандующего войсками Дальневосточного военного округа от 28 ноября 2006 года № 0447 он зачислен в свое распоряжение с прикомандированием к войсковой части 90, а в последую-щем приказом командира войсковой части 90 - к войсковой части 60.
При таких данных Кузьмин, не обеспеченный по месту службы жильем для постоянного проживания, надлежащим образом выразил свое желание проходить военную службу до по-лучения государственного жилищного сертификата в избранном месте жительства после увольнения в запас.
Эти обстоятельства имеют существенное значение для дела.
В соответствии с абзацем 3 пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе военнослу-жащих» военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны Рос-сийской Федерации по желанию военнослужащего выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения месте жительства.
Изложенное указывает на то, что жилищный сертификат должен быть выдан военно-служащему не после его увольнения с военной службы, а до этого момента, если он изъявит такое желание.
Согласно Правилам выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспе-чению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» феде-ральной целевой программы «Жилище» на 2002 - 2010 годы, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года № 153, применительно к под-программе основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является, в том числе, отсутствие жилых помещений для постоянного проживания, проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого поме-щения для постоянного проживания.
Таким образом, К., признанный на законных основаниях нуждающимся в улучшении жилищных условий и включенный в состав кандидатов на получение жилищного сертифика-та, правомерно поставил вопрос об обеспечении сертификатом по избранному месту житель-ства в период прохождения военной службы, а вывод суда об обратном основан на непра-вильном истолковании закона.
Что касается наличия у заявителя по месту службы жилья, то в соответствии со статьей 44 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федера-ции от 21 марта 2006 года № 153, его сдача (передача) является обязательным условием получения жилищного сертификата.
К тому же, в соответствии со статьей 15 Федерального закона «О статусе военнослу-жащих» служебные жилые помещения в закрытых военных городках предоставляются воен-нослужащим только на срок военной службы.
О том, что служебное помещение К. предоставлено на срок военной службы, указано в договоре найма служебного жилого помещения, заключенного между заявителем и орга-ном КЭЧ.
Не основано на законе и суждение суда о возможности увольнения необеспеченного жильем военнослужащего с последующем предоставлением такого жилья до исключения из списков личного состава части.
В соответствии с подпунктом «и» пункта 2 статьи 13 Положения о порядке прохожде-ния военной службы зачисление уволенного с военной службы военнослужащего в распоря-жение командира (начальника) допускается до исключения из списков личного состава во-инской части при невозможности своевременного исключения из названных списков только в случаях, предусмотренных Федеральным законом и этим Положением.
Такие случаи указаны в пункте 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обя-занности и военной службе» и пункте 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения воен-ной службы.
Невозможность исключения уволенного с военной службы военнослужащего из спи-сков личного состава воинской части ввиду необеспеченности его жильем в названных статьях не содержится.
Таким образом, приказ командующего войсками военного округа от 16 января 2008 года № 04 в части досрочного увольнения К. в запас в связи с организационно-штатными ме-роприятиями без обеспечения государственным жилищным сертификатом по избранному месту жительства противоречит положениям статей 15 и 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в связи с чем решение суда о признании этого приказа законным подле-жит отмене в связи с существенным нарушением судом норм материального права.
То обстоятельство, что К. после признания его нуждающимся в улучшении жилищ-ных условий в войсковой части 02 не был принят на учет довольствующей КЭЧ района и информация о нем не была внесена в автоматизированную систему учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), указывает на несоблюдение командованием требований пункта 26 Инструкции «О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвержденной при-казом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года № 80.
Кроме того, согласно пункту 28 названной Инструкции военнослужащие, состоящие на учете нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий), направленные в установленном порядке к новому месту военной службы из одной воинской части в другую, дислоцированную в том же гарнизоне, подлежат включению в списки оче-редников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) со времени при-нятия их на учет и включения в указанные списки по предыдущему месту военной службы в этом гарнизоне.
Следовательно, после прикомандирования заявителя в войсковую часть 60, дислоци-рованную в том же гарнизоне что и войсковая часть 02, повторного признания его нуждаю-щимся в улучшении жилищных условий и включения в состав кандидатов на участие в жи-лищной программе «Государственные жилищные сертификаты» не требовалось.
В связи с изложенным принятие жилищной комиссией войсковой части 60 решений по указанному вопросу каких-либо правовых последствий в отношении заявителя влечь не может.
К тому же, как правильно указано в надзорной жалобе, заявитель обратился в жилищ-ную комиссию войсковой части 60 по вопросу признания его нуждающимся в получении жилого помещения (л.д. 20), а жилищная комиссия 13 февраля 2008 года приняла решение о том, что он не имеет жилого помещения для постоянного проживания (л.д. 59), что является очевидным в силу положений пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военно-служащих».
При таких обстоятельствах требование заявителя о признании решений жилищной комиссии войсковой части 60 от 13 февраля и 16 апреля 2008 года о признании его не имею-щим жилого помещения и об отмене этого решения, соответственно, также является обосно-ванным.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании исследованных доказательств, однако судами допущено существенное нарушение норм ма-териального права, Военная коллегия полагает необходимым отменить все состоявшиеся су-дебные постановления и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое судебное постановление об удовлетворении заявления К. и взыскании в его пользу судебных расходов.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 386-388, пунктом 5 части 1 статьи 390 ГПК РФ, Военная коллегия
определила:
Решение гарнизонного военного суда от 18 августа 2008 года и кассационное опреде-ление окружного военного суда от 25 сентября 2008 года по заявлению К. об оспаривании действий командующего войсками военного округа, командира и жилищной комиссии вой-сковой части 60, связанных с увольнением с военной службы без обеспечения государствен-ным жилищным сертификатом по избранному месту жительства, в связи с существенным нарушением норм материального права отменить.
Принять по делу новое решение:
Заявление К. удовлетворить.
Приказ командующего войсками военного округа от 16 января 2008 года № 04 в части досрочного увольнения К. в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления государственного жилищного сертификата по избранному месту жительства после увольнения в запас признать незаконным и недействующим с момента издания.
Обязать командующего войсками военного округа уволить К. в запас в связи с орга-низационно-штатными мероприятиями после выдачи государственного жилищного серти-фиката по избранному месту жительства после увольнения в запас.
Решения жилищной комиссии войсковой части 60 от 13 февраля и 16 апреля 2008 го-да, утвержденные командиром войсковой части 60, о признании Кузьмина не имеющим жи-лого помещения для постоянного проживания и об отмене этого решения, соответственно, признать незаконными.
Взыскать с войсковой части 60 в пользу К. понесенные им судебные расходы в виде уплаченной государственной пошлины при подаче заявления в суд в размере 100 (сто) руб-лей.
Подлинное за надлежащими подписями
Копия верна.
Судья Верховного Суда Российской Федерации И.В. Крупнов
Секретарь А.И. Рябцева



Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
от 2 июня 2009 года № 4н-67/09 по заявлению К.


Решением 61 гарнизонного военного суда от11 апреля 2008 года К. отказано в удовле-творении заявления, в котором она просила признать незаконными приказы об увольнении с военной службы в запас по состоянию здоровья – в связи с признанием ее ограниченно год-ной к военной службе и об исключении из списков личного состава воинской части, восста-новить ее на военной службе до получения государственного жилищного сертификата и вы-платы выходного пособия в размере 60 окладов денежного содержания, задолженности в ежемесячной процентной надбавке военнослужащим, допущенным к государственной тайне, и денежной компенсации за санаторно-курортное лечение за 2007 год.
Кассационным определением 3 окружного военного суда от 9 июля 2008 года реше-ние в части требований заявителя о выплате процентной надбавки военнослужащим, допу-щенным к государственной тайне, денежной компенсации за санаторно-курортное лечение и восстановлении в списках личного состава воинской части до полного обеспечения всеми видами довольствия отменено, а в остальном решение оставлено без изменения.
Решением 61 гарнизонного военного суда от 13 августа 2008 года, оставленным без изменения кассационным определением 3 окружного военного суда от 29 октября 2008 года, заявление в указанной части при новом рассмотрении дела признано необоснованным.
Военная коллегия отменила решение от 11 апреля 2008 года и кассационное опреде-ление от 9 июля 2008 года и дело направила на новое рассмотрение по следующим основа-ниям.
Из заявления К. в военный суд усматривается, что наряду с восстановлением на воен-ной службе и в списках личного состава воинской части до обеспечения положенными вида-ми довольствия она просила возложить на командование обязанность по обеспечению ее и членов семьи в период военной службы государственным жилищным сертификатом.
В обоснование она представила в судебное заседание копию рапорта от 27 июня 2007 года (вх. № 279 воинской части от той же даты), в котором просила не исключать ее из спи-сков личного состава воинской части до обеспечения жильем по избранному месту житель-ства, и дополнительные объяснения от 1 апреля 2008 года, в которых указала, что дважды, в мае и июле 2007 года, обращалась к командиру воинской части с рапортом о признании ее нуждающейся в жилом помещении по избранному месту жительства, однако в обоих случаях получила отказ ввиду отсутствия утвержденного заключения военно-врачебной комиссии о степени годности к военной службе, а 1 августа 2007 года, то есть до поступления в часть утвержденного заключения военно-врачебной комиссии, она была уволена в запас.
Следовательно, наряду с другими юридически значимыми по данному делу являются обстоятельства соблюдения командованием жилищных прав К. по избранному ею месту жи-тельства после увольнения в запас.
С этой целью суду следовало установить, имеет ли заявитель право на получение от Министерства обороны государственного жилищного сертификата и соблюдены ли ею усло-вия, необходимые для признания нуждающейся в получении сертификата.
Вместо этого суд, сославшись на наличие у заявителя служебного жилья по месту во-енной службы и на то, что она не состоит в списках на получение жилищного сертификата, пришел к выводу о соблюдении командованием ее жилищных прав при увольнении с воен-ной службы.
Между тем в суде установлено, что К., общая продолжительность военной службы которой составляет более 10 лет, по решению командования подлежала увольнению в запас по состоянию здоровью - в связи с признанием ограниченно годной к военной службе, а из дополнительно представленных в суд объяснений усматривается, что заявитель предприняла все зависящие от нее меры для признания нуждающейся в жилом помещении по избранному месту жительства.
Однако суд содержащиеся в этих объяснениях данные не проверил, их достоверность не установил, а само объяснение не исследовал вовсе.
Установление этих обстоятельств имеет существенное значение для дела.
В соответствии с частью 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужа-щих» обеспечение жилыми помещениями военнослужащих, имеющих общую продолжи-тельность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по состоянию здоровья и членов их семей при перемене места жительства осуществляется органами ис-полнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерально-го бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов.
Согласно пункту 2 Порядка формирования списков состоящих на учете в воинских частях и организациях Вооруженных Сил Российской Федерации граждан - получателей го-сударственных жилищных сертификатов и граждан, включенных в резерв на получение го-сударственных жилищных сертификатов, оформления и выдачи государственных: жилищ-ных сертификатов, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 июня 2006 года № 215, необходимыми условиями для включения в списки получателей жилищных сертификатов являются признание военнослужащего нуждающимся в жилом по-мещении (улучшении жилищных условий) и подача им заявления (рапорта).
При таких данных суду следовало установить, действительно ли К. обращалась по команде с просьбой о признании ее нуждающейся в жилом помещении и если да, то является ли правомерным отказ в постановке на такой учет. И только после этого сделать вывод о правомерности постановки заявителем вопроса о получении жилищного сертификата по из-бранному после увольнения в запас месту жительства за счет Министерства обороны Рос-сийской Федерации.
Соглашаясь с выводами гарнизонного военного суда об отсутствии нарушения коман-дованием жилищных прав К., суд кассационной инстанции также указал в определении, что законодательные и правовые нормы не предусматривают препятствий для увольнения воен-нослужащих, нуждающихся в жилье только по избранному месту постоянного жительства.
С таким суждением согласиться нельзя.
В соответствии с абзацем 3 пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О статусе воен-нослужащих» военнослужащим-гражданам, общая продолжительность военной службы ко-торых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по состоянию здоровья, в последний год военной службы Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом пре-дусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего выдается государственный жи-лищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения месте жительства.
Изложенное указывает на то, что жилищный сертификат должен быть выдан военно-служащему не после его увольнения с военной службы, а до этого момента, если он изъявит такое желание.
Согласно Правилам выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспе-чению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» феде-ральной целевой программы «Жилище» на 2002 - 2010 годы, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года № 153, применительно к под-программе основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является, в том числе, отсутствие жилых помещений для постоянного проживания, проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого поме-щения для постоянного проживания.
Из материалов дела усматривается, что К. жильем для постоянного проживания не обеспечена, проживает по месту прохождения военной службы в служебной квартире, отно-сящейся на основании статьи 92 ЖК РФ к жилым помещениям специализированного жи-лищного фонда.
Таким образом, при соблюдении установленных федеральным законом и норматив-ными правовыми актами условий К. была вправе поставить вопрос об обеспечении жилищ-ным сертификатом по избранному месту жительства в период прохождения военной службы.
Что касается наличия у заявителя по месту службы жилья, то в соответствии со стать-ей 44 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года № 153, его сдача (передача) является обязательным условием получения жи-лищного сертификата.
Исходя из положений подпункта «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона «О во-инской обязанности и военной службе» и отказа К. от увольнения до обеспечения жилищ-ным сертификатом, суду при новом рассмотрении дела следует обсудить вопрос о правомер-ности ее увольнения, поскольку, как видно из дела, заявитель свободно выбрала вариант реа-лизации права на жилище путем получения жилищного сертификата в период дальнейшего прохождения военной службы на должности, учитывающей установленные ограничения по состоянию здоровья


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
7 мая 2009 года город Красноярск


КРАСНОЯРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД в составе: председательствую-щего подполковника юстиции Фартышев А.В., при секретаре судебного заседания Ц., с уча-стием заявителя М., представителя должностного лица старшего лейтенанта С., заместителя военного прокурора Красноярского гарнизона майора юстиции В., рассмотрев гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 00000 майора запаса М. об оспаривании действий командира названной части, связанных с изданием приказа №14 от 27 января 2009 года об исключении его из списков личного состава воинской части, -
УСТАНОВИЛ:
М. обратился в суд с заявлением, в котором оспаривал действия командира войсковой части 00000, связанные с изданием приказа №14 от 27 января 2009 года об исключении его из списков личного состава части, и просил суд восстановить его в названных списках до по-лучения государственного жилищного сертификата (далее ГЖС).
В судебном заседании М. поддержал свои требования и пояснил, что он 8 декабря 2008 года в связи с организационно-штатными мероприятиями был уволен с военной службы в запас, а 10 февраля 2009 года был исключен из списков личного состава части.
Кроме того, заявитель пояснил, что перед увольнением с военной службы он обра-щался с рапортом к командиру войсковой части 00000 об обеспечении его ГЖС и своего со-гласия на исключение из списков части до предоставления данного сертификата не давал.
Представитель должностного лица С. с требованиями заявителя не согласился и пояс-нил, что поскольку М. обеспечен служебным жилым помещением по установленным нормам по последнему перед увольнением месту службы в городе Канске Красноярского края и при-нят на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по избранному месту жительства в городе Красноярске, то его какие-либо жилищные права не нарушены, а поэтому он право-мерно был исключен из списков личного состава части.
Прокурор В. в своем заключении полагал удовлетворить требования заявителя, по-скольку право последнего на обеспечение его государственным жилищным сертификатом было нарушено.
Выслушав объяснения М., С., допросив свидетелей С., Б., исследовав материалы дела, суд приходит к следующему:
В соответствии с приказом №0110 командира войсковой части 00001 от 8 декабря 2008 года М. досрочно уволен с военной службы в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями.
Согласно приказу №14 командира войсковой части 00000 от 27 января 2009 года М. 10 февраля этого же года исключен из списков личного состава части.
Из выписки из личного дела М. следует, что он проходил военную службу с 1986 го-да.
Как следует из рапорта на имя командира войсковой части 00000 от 21 мая 2008 года, заявитель просил включить его в списки участников программы для получения ГЖС для приобретения жилого помещения в городе Красноярске.
Из выводов, изложенных в справке о проверке жилищных условий М., проведенной членами жилищной комиссии 30 июля 2008 года, следует, что заявителя необходимо вклю-чить в списки для участия в программе ГЖС.
Согласно выписке из протокола №116 заседания жилищной комиссии войсковой час-ти от 31 июля 2008 года, заявитель включен в список компьютерного учета в связи с уволь-нением с военной службы.
Свидетель С. – секретарь жилищной комиссии войсковой части 00000 - показала, что на вышеназванном заседании комиссии рассматривался рапорт М. о включении его в списки учета для последующего участия в программе ГЖС. Решением данной комиссии заявитель был включен в список на получение ГЖС, который был направлен в вышестоящую войско-вую часть.
Из списка граждан, изъявивших желание получить ГЖС в 2009 году, утвержденного 25 августа 2008 года командиром войсковой части 00000, следует, что М. включен в данные списки за №14 на основании протокола №116 от 31 июля 2008 года.
Свидетель Б. – начальник жилищной группы – показала, что в 2008 году в Иннокенть-евскую КЭЧ района из войсковой части 00000 поступили документы о включении М. в еди-ные списки нуждающихся в получении жилых помещений, в том числе его рапорт на полу-чение ГЖС и выписка из протокола жилищной комиссии.
Как усматривается из рапорта заявителя на имя командира войсковой части от 6 ок-тября 2008 года и листа беседы, проведенной с ним 13 октября этого же года, М. просил не исключать его из списков личного состава части до получения жилого помещения в городе Красноярске.
В соответствии со ст.23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военно-служащие - граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным феде-ральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного воз-раста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений.
При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настояще-го Федерального закона, а именно: обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольне-нии с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и чле-нов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами ис-полнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерально-го бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов.
Военнослужащим - гражданам, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с ор-ганизационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в ко-тором федеральным законом предусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего - гражданина выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.
Как следует из п.19 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сер-тификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательст-вом" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, утвержденных Поста-новлением Правительства РФ от 21 марта 2006 года №153 - для участия в подпрограмме граждане подают в воинские части заявление (рапорт) об участии в подпрограмме.
Учитывая вышеизложенное, М., уволенный из рядов Вооруженных Сил по организа-ционно-штатным мероприятиям и изъявивший желание быть включенным в списки нуж-дающихся в получении жилья посредством ГЖС, не подлежал исключению из списков лич-ного состава воинской части до разрешения данного вопроса.
Делая этот вывод, суд также исходит из того, что командир войсковой части знал о том, что заявитель изъявил желание получить ГЖС, а в последующем после рассмотрения данного вопроса на заседании жилищной комиссии был включен в списки граждан, изъя-вивших получить данный сертификат.
На основании изложенного, учитывая, что М. исключен из списков личного состава части без предоставления ГЖС, действия командира войсковой части 00000, связанные с из-данием приказа №14 от 27 января 2009 года, суд находит незаконными, в связи с чем заяви-тель подлежит восстановлению на военной службе.
При этом доводы представителя должностного лица о том, что заявитель правомерно был исключен из списков воинской части, поскольку был обеспечен жилым помещением и включен в списки нуждающихся по избранному месту жительства, суд отвергает как не со-стоятельные, так как они противоречат вышеперечисленным нормам законодательства.
В связи с тем, что требования заявителя подлежат удовлетворению, суд полагает не-обходимым компенсировать М. судебные расходы по уплате государственной пошлины в сумме 100 рублей.
Руководствуясь ст.ст.194-199,258 ГПК РФ, -

РЕШИЛ:
Заявление бывшего военнослужащего войсковой части 00000 майора запаса М. об ос-паривании действий командира названной части, связанных с изданием приказа №14 от 27 января 2009 года об исключении его из списков личного состава воинской части, признать обоснованным.
Признать приказ командира войсковой части 00000 №14 от 27 января 2009 года в час-ти исключения М. из списков личного состава незаконным и недействующим.
Обязать командира войсковой части 00000 восстановить М. в списках личного состава названной части до получения им государственного жилищного сертификата, обеспечив зая-вителя до получения данного сертификата всеми положенными видами довольствия.
В возмещение средств, затраченных заявителем на уплату государственной пошлины, взыскать с войсковой части 00000 в пользу М. 100 рублей.
Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский ок-ружной военный суд через Красноярский гарнизонный военный суд в десятидневный срок со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий по делу
подполковник юстиции А.В. Фартышев


Р Е Ш Е Н И Е
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
"23" июня 2008 года гор. Мурманск


[i]
Мурманский гарнизонный военный суд под председательством судьи подполковника юстиции Лукина А.П., с участием заявителя П., её представителя А., представителей от ко-мандира войсковой части 2201 и от войсковой части 2201 полковника Б. и подполковника юстиции Б., старшего помощника военного прокурора 305 военной прокуратуры гарнизона майора юстиции Мельникова В.А., рассмотрев гражданское дело по заявлению сержанта в отставке П. по требованию о признании приказа командира войсковой части 2201 от 30.04.2008 года № 55-лс в части увольнения и исключения заявительницы из списков лично-го состава части до получения государственного жилищного сертификата незаконным,
У С Т А Н О В И Л:
Заявитель П. в поданном в суд заявлении и в судебном заседании просит признать приказ командира войсковой части 2201 от 30 апреля 2008 года № 55-лс в части досрочного увольнения заявителя с военной службы и исключения её из списков личного состава части незаконным с момента издания и отменить, возложить на командира войсковой части 2201 обязанность восстановить заявителя на военной службе до получения государственного жи-лищного сертификата для приобретения жилого помещения в избранном месте жительства после увольнения с военной службы в городе Санкт-Петербург. В обосновании заявленных требований П. указала, что она подлежит досрочному увольнению с военной службы по со-стоянию здоровья, имеет выслугу более 10 лет в календарном исчислении, по месту службы проживает в служебной квартире и иного жилья у нее нет, признана нуждающейся в жилом помещении для постоянного места жительства, включена в списки для участия в программе «Жилище», своего согласия на увольнение и исключение из списков личного состава вой-сковой части 2201 до получения государственного жилищного сертификата не давала, сам сертификат ей до настоящего времени не выдан. На удовлетворении заявленных требований настаивала.
Представители командира и войсковой части 2201 полковник Б. и подполковник юс-тиции Б. требования заявителя не признали. В обосновании занятой позиции они указали, что П. признана по состоянию здоровью негодной к военной службе, в связи с чем, её согла-сие на увольнение по этому основанию не требуется, на личной беседе против увольнения она не возражала, признана нуждающейся в жилом помещении для постоянного проживания, включена и остаётся участником программы ГЖС, проживая в служебной квартире по месту службы, поэтому каких – либо препятствий для издания приказа об её увольнении и исклю-чении не имеется.
Старший помощник военного прокурора 305 военной прокуратуры гарнизона майор юстиции Мельников В.А. в своём заключении полагал необходимым требования заявителя удовлетворить частично, отказав в части отмены приказа об увольнении, отменив оспари-ваемый приказ лишь в части исключения П. из списков части, восстановив её в списках час-ти до получения ГЖС по избранному месту жительства.
Выслушав пояснения сторон, заключение помощника военного прокурора, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу о частичном удовлетворении требований П. по сле-дующим основаниям.
Согласно выписке из послужного списка и копии контракта заявитель П. проходила военную службу по контракту на должности мастера отделения обеспечения отдела матери-ально – технического обеспечения в войсковой части 2201, имела воинское звание «сер-жант», календарная выслуга составила более 14 лет, членами её семьи значатся супруг и двое малолетних детей. Свидетельством о болезни № 1610, утверждённым ЦВВК ФСБ России 21.01.2008 года, П. признана по пункту «Д» не годной к военной службе, подлежит освобож-дению от исполнения обязанностей военной службы по болезни на срок до дня исключения из списков воинской части.
Как следует из протоколов заседания жилищной комиссии войсковой части 2201 от 20.09.2004 года № 45, от 10.10.2004 года № 46, копии служебного ордера № 010 от 10.10.2004 года, справок из войсковой части 2201 от 17.06.208 года № 101 и № 102, ксероко-пии листа № 7 паспорта гражданина РФ серии 47-02 № 429848 супругу заявительницы на состав семьи из четырёх человек, включая П. как члена семьи, была распределена и предос-тавлена четырёхкомнатная служебная квартира № 00 в доме № 0 по улице Заречная в посёл-ке Алакуртти Мурманской области. Квартира находится в закрытом военном городке, бро-нированию и приватизации не подлежит. На вышеуказанной жилой площади заявительница проживает в настоящее время на основании договора найма служебного жилого помещения от 24.03.2008 года № 23.
Согласно заявлению П. от 17.04.2008 года и решению заседания жилищной комиссии войскового части 2201 от 29.04.2008 года № 77, утверждённого командиром части, с учётом уточнений, сделанных подполковником юстиции Б. как представителем должностного лица, чьи действия оспариваются, и как члена жилищной комиссии, с 29 апреля 2008 года сержант П. была поставлена на учёт в качестве нуждающейся в жилом помещении для постоянного места жительства и включена в списки на получение ГЖС в городе Санкт-Петербурге.
Из протокола заседания жилищной комиссии Пограничного управления ФСБ России по Мурманской области от 15.05.2008 года № 22, утвержденного 19 мая 2008 года начальни-ком Пограничного управления ФСБ РФ по Мурманской области, следует, что сержант П. со-ставом семьи из четырёх человек включена в списки на получение государственного жи-лищного сертификата для приобретения жилого помещения в городе Санкт-Петербурге.
Вышеизложенные обстоятельства сторонами по делу не оспаривались.
Как следует из содержания листа беседы, проведённой 29 апреля 2008 года с П. ко-мандиром войсковой части 2201, заявитель о предстоящем досрочном увольнении с военной службы в соответствии с подпунктом «в» пункта 1 статьи 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с признанием её военно-врачебной комиссией не годной к военной службе) знала и его не оспаривала. Вместе с тем, никакого согласия заявительницы на ис-ключение её из списков личного состава части в связи с увольнением из листа беседы не ус-матривается. Вышеуказанные обстоятельства П. в суде не оспаривала и показала, что само основание увольнения не оспаривает, на момент проведения с ней процедуры увольнения она была не согласна с исключением из списков части до получения государственного жи-лищного сертификата. Ей было предложено ознакомиться и подписать уже заполненный лист беседы, без внесения в него каких-либо замечаний и возражений. Кроме того, до уволь-нения ей был объявлен расчёт по выслуге лет, предоставлен отпуск за прослуженное время в 2008 году, произведён полный расчёт по финансовому, вещевому и продовольственному обеспечению. Вышеизложенные пояснения П. подтверждаются представленными в суд от-пускным билетом от 07.04.2008 года № 8/116, справками из войсковой части 2201 от 18.05.2008 года № 19, от 20.06.2008 года № 103 и № 217, платёжной ведомостью № 113 от 28.04.2008 года, раздаточной ведомостью № 19от 28.04.2008 года. Факт обращения П. в пе-риод с 29 по 30 апреля 2008 года к командованию войсковой части 2201, в том числе лично к подполковнику юстиции Б. как к помощнику командира части по правовой работе, на пред-мет не согласия быть исключённой из списков личного состава части до получения ГЖС представили командира войсковой части 2201 в судебном заседании не оспаривали.
Согласно приказу командира войсковой части 2201 от 30.04.2008 года № 55-лс сержант П. досрочно уволена с военной службу в отставку в соответствии с подпунктом «в» пункта 1 статьи 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с признанием её военно-врачебной комиссией не годной к военной службе) и исключена из списков личного состава части с 01 мая 2008 года. В качестве основания к изданию приказа указано свидетельство о болезни № 1610 и лист беседы.
В соответствии с подпунктом ”в” пункта 3 статьи 51 Закона РФ «О воинской обязан-ности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, име-ет право на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья - в связи с при-знанием военно-врачебной комиссией не годным к военной службе.
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" государство гарантирует предоставление военнослужащим жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом в абзаце 2 пунк-та 1 этой же статьи указанного закона конкретизировано, что военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых рас-полагаются воинские части. Исходя из этого, следует признать, что для каждого военнослу-жащего гарантирована возможность быть обеспеченным жильем по месту военной службы.
В соответствии с пунктом 13 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослу-жащих" военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения по состоянию здоровья с военной служ-бы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответст-вии с настоящим Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Данная норма гарантирует определенным в ней категориям военнослужащих обеспечение жилым помещением по месту военной службы.
С учетом изложенного следует признать, что абзац 2 пункта 1 статьи 23 Федерально-го закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", являясь одной из гаран-тий жилищных прав военнослужащих, устанавливает запрет на увольнение по указанным в нем основаниям военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имею-щих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, без их согласия до обеспе-чения жильем именно по месту военной службы, т.е. в населенном пункте, где дислоцирова-на воинская часть. Положениями этой же нормы Закона предусмотрено, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жи-тельства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального зако-на. В соответствии с этим пунктом вышеназванные военнослужащие и члены их семей обес-печиваются жилым помещением при перемене места жительства федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств феде-рального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помеще-нием на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений и о снятии с регистрационного учета по-прежнему месту жительст-ва представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.
Таким образом, законодательство Российской Федерации не исключает возможность обеспечения военнослужащего жильем сначала на общих основаниях, а затем в целях после-дующего увольнения и с учетом выраженного им желания - по избранному им месту посто-янного жительства.
Однако такие военнослужащие, даже после признания их нуждающимися в улучше-нии жилищных условий по избранному месту жительства (в порядке подпункта "и" пункта 7 раздела II Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 1054 от 6 сентября 1998 года), не могут претендовать на социальную гарантию, установлен-ную в абзаце 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О ста-тусе военнослужащих", поскольку они обеспечены жильем по прежнему месту жительства - по месту военной службы.
Следовательно, препятствий для их увольнения не имеется. В этом случае за ними со-храняется право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по из-бранному после увольнения месту жительства за счет средств федерального органа исполни-тельной власти, в котором они проходили военную службу.
Возникновение в связи с увольнением специального основания для повторного при-знания нуждающимися в улучшении жилищных условий - выбор места жительства после увольнения порождает обязанность федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, обеспечить гражданина жильем в этом месте, но не является, как указано выше, по смыслу абзаца 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", препятствием для увольнения, поскольку в нем содержится запрет на увольнение без предоставления жилья, а таким военнослужащим жилье предоставлено ранее, по месту прохождения военной службы.
Поскольку не возражавшая против досрочного увольнения с военной службы в запас по состоянию здоровья П. по месту прохождения военной службы в посёлке Алакуртти Мурманской области обеспечена служебной жилой площадью, то суд, в связи с вышеизло-женным, оценив исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, приходит к убеждению, что действия командира войсковой части 2201 издавшего 30 апреля 2008 года приказ № 55-лс именно в части увольнения с военной службы в запас по вышеука-занному основанию заявителя, пожелавшего получить ГЖС по избранному после увольне-ния месту жительства – городе Санкт-Петербург, являются законными и обоснованными, со-вершенными в соответствии с требованиями Законов и в пределах предоставленных данному должностному лицу полномочий, а поэтому оснований для признания его в этой части неза-конным у суда не имеется. Более того, вышеуказанный, оспариваемый П. приказ именно в части досрочного увольнения её с военной службы не нарушает каких-либо прав и свобод заявителя, в частности, по прохождению им военной службы, по обеспечению её положен-ными видами довольствия в прежнем объёме и по реализации своего права по обеспечению жильём по избранному после увольнения месту жительства.
Вместе с тем, как следует из пункта 14 статьи 15 и пункта 1 статьи 23 Федерального Закона РФ «О статусе военнослужащих», пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохож-дения военной службы и пункта 23 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 14 фев-раля 2000 года № 9 военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащие увольнению по состоянию здоровья и на момент увольнения не имеющие жилого помещения для постоянного проживания, не могут быть уволены с военной службы без их согласия, без предоставления им жилого помещения либо выдачи по их желанию государственного жилищного сертификата для приобретения жилого помещения на семью по избранному после увольнения месту жительства.
С учётом вышеизложенного, поскольку П., общая продолжительность военной служ-бы которой составляет более 10 лет, уволена с военной службы по состоянию здоровья, жи-лого помещения для постоянного проживания не имеет, в связи с чем с исключением из спи-сков личного состава воинской части до реализации её права на жильё путём получения ГЖС не соглашалась, то суд находит действия командира войсковой части 2201, связанные с из-данием им 30 апреля 2008 года приказа № 55-лс в части исключения заявительницы из спи-сков личного состава части и снятия её с видов довольствия с 01 мая 2008 года, незаконным с момента издания и подлежащим отмене.
Что же касается довода представителей командира войсковой части 2201 о том, что момент исключения заявителя из списков личного состава привязан к моменту обеспечения его жилым помещением лишь в случае избрания им места жительства по месту дислокации воинской части по последнему месту службы, а П. просит выдать ей жилищный сертификат в город Санкт-Петербург, в связи с чем оснований к не изданию командиром войсковой час-ти 2201 соответствующего приказа не имеется, суд находит его несостоятельным и не под-лежащим удовлетворению, поскольку противоречит вышеприведённым судом правовым нормам. Ссылку на определение Верховного Суда РФ от 21.01.2008 года № А-6850, выне-сенного на решение Мурманского гарнизонного военного суда от 06.02.2007 года, и кассаци-онное определение Ленинградского окружного военного суда от 29.03.2007 года об оспари-вании действий командира войсковой части 25189 гражданином Ч. суд признаёт необосно-ванной, так как никакого преюдициального значения по р

_________________
Cogito, ergo sum ....


Последний раз редактировалось olimpik 22 май 2011, 08:34, всего редактировалось 4 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 окт 2009, 16:33 
Не в сети

Зарегистрирован: 09 окт 2009, 16:13
Сообщения: 5
Откуда: Иркутск
На нашу часть наступил новый ОБЛИК. Написал рапорт об увольнении по ОШМ с оставлением в списках очередников части до реализации ГЖС, выслуга более 10 лет. Будет ли правомерным действие командира исключить меня из списков части, если ГЖС не реализован, если приказ об моем увольнии подписан МО РФ?
Как правильнее будет отреагировать если все-таки это случиться? :roll: Даже если это случилось по течению какого срока МО РФ обязанно обеспечить меня ГЖС и если оно не обспечило своевременно, то как потом поступить с МО РФ :twisted:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 10 окт 2009, 10:52 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Петрови4 писал(а):
Будет ли правомерным действие командира исключить меня из списков части, если ГЖС не реализован, если приказ об моем увольнии подписан МО РФ?

Будет.
Ст.23 Закона о статусе установила только обязательность ВЫДАЧИ ГЖС в ПОСЛЕДНИЙ ГОД военной службы. То есть - до исключения из списков части Вам он должен быть только ВЫДАН.
Цитата:
Как правильнее будет отреагировать если все-таки это случиться?

Просто реализовывать ГЖС, уже будучи в запасе ВС,

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июн 2010, 02:09 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Гражданину, уволенному с военной службы и подлежащему отселению из ЗВГ по его желанию выдается ГЖС независимо от оснований увольнения и выслуги лет на военной слубе :

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 июля 2008 г. N 51-В08-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Г.А.С. к войсковой части 41659, 63 квартирно-эксплуатационной части, квартирно-эксплуатационному управлению Сибирского военного округа о признании права на включение в списки кандидатов на получение государственного жилищного сертификата и включение в список получателей государственного жилищного сертификата его и членов семьи, по надзорной жалобе Г.А.С. на постановление президиума Алтайского краевого суда от 26 июня 2007 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:
Г.А.С. обратился в Алейский городской суд Алтайского края с иском к войсковой части 41659, 63 квартирно-эксплуатационной части, квартирно-эксплуатационному управлению Сибирского военного округа о признании права на включение в списки кандидатов на получение государственного жилищного сертификата и включение в список получателей государственного жилищного сертификата его и членов семьи, сославшись на то, что приказом от 1 марта 2000 г. он уволен с военной службы по истечении срока контракта; выслуга лет на день увольнения со службы составила в календарном исчислении 12 лет 8 месяцев, он является нуждающимся в улучшении жилищных условий, его семья проживает в г. Алейске Алтайского края, являющимся закрытым военным городком, а потому подлежит переселению из него. Между тем в нарушение требований закона ему отказано в выдаче государственного жилищного сертификата.
Решением Алейского городского суда Алтайского края от 23 января 2006 г. иск удовлетворен. Решение суда исполнено.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 26 июня 2007 г. решение суда отменено и вынесено новое решение, которым в иске Г.А.С. отказано. Произведен поворот исполнения решения суда первой инстанции.
В надзорной жалобе Г.А.С. просит отменить постановление президиума Алтайского краевого суда от 26 июня 2007 г. как незаконное и вынести по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.Л.В. от 31 октября 2007 г. в истребовании дела отказано.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Н.В.И. от 30 января 2008 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Е.С. от 20 июня 2008 г. дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Разрешая дело и удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что на момент увольнения с военной службы Г.А.С. как военнослужащему, общая продолжительность военной службы которого составила более 12 лет, не было предоставлено жилое помещение в собственность. Между тем, в силу п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. "О статусе военнослужащих" военнослужащим - гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.
Суд также указал, что истец и члены его семьи имели право на получение указанного сертификата в связи с необходимостью переселения из закрытого военного городка в силу п. 4 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004-2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 октября 2004 г. N 522.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит вывод суда первой инстанции о том, что Г.А.С. и члены его семьи имели право на получение указанного сертификата в связи с необходимостью переселения из закрытого военного городка на основании п. 4 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004-2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 октября 2004 г. N 522, законным и обоснованным.
При таких обстоятельствах у суда надзорной инстанции не имелось предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Отменяя вынесенное по делу решение суда первой инстанции и вынося новое решение об отказе в иске, президиум Алтайского краевого суда указал, что Г.А.С. уволен с военной службы по истечении срока контракта, выслуга по военной службе в календарном исчислении составила менее 20 лет, поэтому как в силу ранее действовавшего, так и действующего в настоящее время законодательства он не имеет права на получение государственного жилищного сертификата, поскольку право на получение государственного жилищного сертификата имеют определенные категории граждан Российской Федерации, признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий, в том числе, граждане, уволенные в военной службы до достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе, или по состоянию здоровья, или в связи организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более.
Таким образом, по мнению суда надзорной инстанции, только при наличии указанных условий (наличие выслуги, увольнение с военной службы по одному из перечисленных оснований и признание нуждающимся в улучшении жилищных условий по избранному месту жительства) истец был вправе рассчитывать на получение государственного жилищного сертификата для приобретения жилого помещения в избранном после увольнения с военной службы месте жительства. Поскольку же Г.А.С. был уволен с военной службы по истечении срока военной службы по контракту, то право на получение государственного жилищного сертификата у него отсутствовало.
Кроме того, суд надзорной инстанции пришел к выводу о том, что требование истца о выдаче ему указанного сертификата как проживающему в закрытом военном городке не основано на законе, поскольку на момент рассмотрения спора в суде перечень поселков учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, утверждаемый Правительством Российской Федерации по согласованию с Министерством юстиции Российской Федерации, из которых осуществляется переселение граждан с использованием механизма предоставления субсидий посредством выдачи государственного жилищного сертификата, отсутствовал.
Однако Судебная коллегия считает, что эти выводы суда надзорной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, повлиявшими на исход дела.
Согласно п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих - граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
В соответствии с п. 4 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004-2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 октября 2004 г. N 522, которые действовали на момент возникновения спорных правоотношений и рассмотрения дела судом, право на получение государственного жилищного сертификата имели признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий граждане, подлежащие переселению из закрытых военных городков и поселков учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности.
Аналогичное положение содержится в подп. "б" п. 5 действующих в настоящее время Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 с последующими изменениями и дополнениями.
Из анализа приведенных положений следует, что проживание определенных категорий граждан в закрытых военных городках является самостоятельным основанием к выдаче им государственных жилищных сертификатов, которая производится независимо от основания увольнения со службы и времени выслуги военной службы, связана со спецификой данных населенных пунктов и необходимостью отселения из них лиц, утративших связь с военным ведомством.
Как следует из материалов дела, истец с семьей проживает в г. Алейске Алтайского края, который Распоряжением Правительства Российской Федерации от 1 июня 2000 г. N 752-р включен в Перечень имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации и органов Федеральной службы безопасности, с военным ведомством связь утратил, признан нуждающимся в улучшении жилищных условий.
При таких обстоятельствах ссылка суда надзорной инстанции на то, что право на получение государственного жилищного сертификата имеют признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий граждане, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе или по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, положенная в обоснование отказа Г.А.С. в удовлетворении иска, является неправомерной, поскольку требования Г.А.С. были заявлены по иному основанию. Также неправильной применительно к обстоятельствам данного дела является ссылка суда надзорной инстанции на отсутствие утвержденного Правительством Российской Федерации по представлению Министерства юстиции Российской Федерации перечня поселков учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, из которых осуществляется переселение граждан с использованием механизма предоставления субсидий посредством государственного жилищного сертификата, поскольку Г.А.С. проживает не в указанном поселке, а в закрытом военном городке.
С учетом изложенного постановление президиума Алтайского краевого суда от 26 июня 2007 г. нельзя признать законным, в связи с чем оно подлежит отмене.
Ссылка суда первой инстанции на то, что Г.А.С. имеет право на получение государственного жилищного сертификата по основанию отсутствия жилого помещения в собственности, также не основана на законе. Однако с учетом правильного истолкования и применения судом п. 4 Правил выпуска и погашения государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Государственные жилищные сертификаты" на 2004-2010 годы, входящей в состав федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 октября 2004 г. N 522, указанное обстоятельство не может служить основанием для отмены законного в другой части вынесенного решения.
Руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:
постановление президиума Алтайского краевого суда от 26 июня 2007 г. отменить, оставить в силе решение Алейского городского суда Алтайского края от 23 января 2006 г.

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28 июн 2010, 13:25 
Не в сети

Зарегистрирован: 09 окт 2009, 16:13
Сообщения: 5
Откуда: Иркутск
До декабря 2009 я и моя супруга находились в списках в/ч нуждающихся в получении жилья от МО РФ как бесквартирные. Брак наш состоялся в сентябре 2008. До брака жена имела 1/2 долю в квартире 46м2, но в августе 2009 она отказалась от доли. При оформлении документов на ГЖС жилищная комиссия решила отказать моей супруге в получении соответствующих кв. м. ссылась на ст.53 ЖК РФ. Правомерно ли решение жилищной комиссии в/ч, т.к. 1/2 доля супруги приобретена до брака не от государства, ведь передача доли является материальным правом гражданина РФ.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28 июн 2010, 13:43 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Петрови4 писал(а):
До декабря 2009 я и моя супруга находились в списках в/ч нуждающихся в получении жилья от МО РФ как бесквартирные .
А после декабря?!
Цитата:
Правомерно ли решение жилищной комиссии в/ч,
Участниками подпрограммы признаются НУЖДАЮЩИЕСЯ в получении жилья.
А Вы ими были до декабря 2009 года.
Непонятно - что Вы имеете в виду - При оформлении документов на ГЖС жилкомиссия решила отказать моей супруге в получении соответствующих кв. м. ? При оформлении докуметов никто никому никаких метров не предоставляет!

Ст.53 действует при принятии решения о признании гражданина нуждающимся в жилье. Никакого отношения к ГЖС она не имеет.
Непонятно - а почему ранее её приняли на учет в составе семьи при наличии у неё собственности с площадью явно более учетной нормы?

И даже если бы она была включена в состав семьи для участия в подпрограмме, то в отношении неё они должны были действовать в соответствии п.16.2 Правил постановления правительства 153:

16.2. В случае отчуждения гражданином - участником подпрограммы, указанным в подпунктах "а" - "ж" пункта 5 настоящих Правил, жилого помещения, принадлежащего ему и (или) членам его семьи на праве собственности (за исключением случая, указанного в подпункте "в" пункта 16.1 настоящих Правил), или принятия ими решения не отчуждать такое жилое помещение, размер общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, определяется как разница между общей площадью жилого помещения, установленной по нормативам, указанным в пункте 16 настоящих Правил, и общей площадью жилого помещения, отчужденного или оставленного для дальнейшего проживания.
При этом право на получение сертификата предоставляется гражданину - участнику подпрограммы только в случае, если определенный в указанном порядке размер общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, составляет не менее 18 кв. метров. В остальных случаях выдача сертификата гражданину - участнику подпрограммы возможна при исполнении им условий, предусмотренных подпунктом "в" пункта 16.1 настоящих Правил.


Вам выгодно из положенного вычесть 23 кв.м. её доли?!

Точно так же решается вопрос с предоставлением жилья в натуре, если в период нахождения на учете ухудшишь жилусловия - п.8,ст.57 ЖК РФ.
Цитата:
т.к. 1/2 доля супруги приобретена до брака не от государства,

Ну и что?
Цитата:
ведь передача доли является материальным правом гражданина РФ

Несомненно! Кто ж запретит ей это делать?! Но прежде чем что то делать впредь следует всё же просчитывать последствия реализации своих прав.

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  


Рейтинг@Mail.ru



Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group. Color scheme by ColorizeIt!
Русская поддержка phpBB