О проекте

Контакты

Новости
Военное право
Военное право
Текущее время: 03 авг 2020, 19:32

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 07 июн 2010, 00:59 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
saidsan писал(а):
. Подскажите ссылочки где можно подсмотреть примерное заявления в суд

Не подскажу. Воспользуйтесь ПОИСКОМ. Инет большой - найдете много вариантов..

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09 авг 2010, 05:25 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Продажа жилья, купленного военнослужащим на свои средства, - вредит запланированному росту благосостояния за счет МО РФ как минимум на 5 лет..:

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 ноября 2008 г. N 6н-298/08


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Коронца А.Н.
и судей генерал-майора юстиции Королева Л.А.,
генерал-майора юстиции Шалякина А.С.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе начальника Новгородской квартирно-эксплуатационной части района Ленинградского военного округа (далее - ФГУ МО РФ Новгородская КЭЧ района) капитана Ситникова Д.В. на кассационное определение Ленинградского окружного военного суда от 21 февраля 2008 года по делу об оспаривании подполковником Алексеевым А.О. решения жилищной комиссии военного комиссариата города Боровичи, Боровичского, Мошенского и Хвойнинского районов Новгородской области об исключении его с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, отменившего решение Великоновгородского гарнизонного военного суда от 13 декабря 2007 года и принявшего новое решение.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации генерал-лейтенанта юстиции Коронца А.Н., объяснения заявителя Алексеева А.О., заключение военного прокурора отдела Управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Гаврилова А.В., полагавшего необходимым отменить кассационное определение Ленинградского окружного военного суда и оставить в силе решение Великоновгородского гарнизонного военного суда, Военная коллегия

установила:

11 ноября 1999 года, во время прохождения службы в военном комиссариате города Боровичи, Боровичского, Мошенского и Хвойнинского районов Новгородской области подполковник Алексеев А.О. был включен в очередь на получение жилой площади на территории гарнизона Боровичи, 1 ноября 2000 года он приобрел в указанном населенном пункте на свои средства трехкомнатную квартиру N 23 в доме 48 по улице Ленинградской общей площадью 73,7 м2 и жилой площадью 45,7 м2, в которой впоследствии была зарегистрирована его мать - Алексеева В.Н. и которую он 15 апреля 2005 года продал ей, а сам вместе с членами семьи (всего 3 человека), стал снимать по договору поднайма другое жилое помещение. В связи с предстоящим увольнением с военной службы по состоянию здоровья он был выведен в распоряжение военного комиссара, а 10 сентября 2007 года исключен из очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Считая свои права нарушенными, Алексеев обратился в военный суд.
Решением Великоновгородского гарнизонного военного суда от 13 декабря 2007 года в удовлетворении его заявления отказано.
21 февраля 2008 года Ленинградский окружной военный суд отменил решение гарнизонного военного суда и принял новое решение: заявление Алексеева полностью удовлетворил, признав незаконным решение жилищной комиссии военного комиссариата города Боровичи, Боровичского, Мошенского и Хвойнинского районов Новгородской области от 10 сентября 2007 года об исключении его с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий и обязал восстановить его на учете, в том числе в Новгородской КЭЧ района - на компьютерном.
25 апреля 2008 года судья Ленинградского окружного военного суда в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказал.
В надзорной жалобе в Верховный Суд РФ начальник ФГУ МО РФ Новгородская КЭЧ района капитан Ситников Д.В. настаивает на том, что суд кассационной инстанции ошибочно отменил решение гарнизонного военного суда и необоснованно принял новое решение, удовлетворив требование заявителя, ссылаясь при этом на ст. 53 ЖК РФ, препятствующую, по его мнению, принятию заявителя на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в течение пяти лет с момента продажи им квартиры, а также - на п. 3 ст. 10 ГК РФ, указывая на то, что Алексеев осуществлял свои гражданские права вопреки критериям разумности и добросовестности, что, как он полагает, должно препятствовать их защите. Кроме того, заинтересованное лицо просит обратить внимание на тот факт, что Алексеев и члены его семьи как до момента продажи им упомянутой выше квартиры своей матери, так и в настоящее время зарегистрированы на этой жилой площади. Ситников Д.В. также оспаривает правомерность применения к данным правоотношениям положений, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 года N 1054, на которые сослался суд кассационной инстанции, поскольку в соответствии с требованиями этого же Постановления заявителя должны были исключить из очереди на получение жилого помещения за счет средств федерального бюджета сразу после решения им жилищной проблемы (покупки квартиры) и выявления в представленных документах, являющихся основанием для постановки на очередь, не соответствующих действительности сведений, в связи с чем просит отменить кассационное определение и оставить в силе решение суда первой инстанции.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Военная коллегия находит, что кассационное определение Ленинградского окружного военного суда от 21 февраля 2008 года подлежит отмене по следующим основаниям.
В обоснование признания незаконным решения жилищной комиссии военного комиссариата города Боровичи, Боровичского, Мошенского и Хвойнинского районов Новгородской области от 10 сентября 2007 года, связанного с исключением Алексеева с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, восстановлении на указанном учете и соответствующем компьютерном учете в Новгородской КЭЧ района, суд кассационной инстанции сослался на ч. 3 ст. 49 ЖК РФ, в соответствии с которой при предоставлении жилых помещений жилищного фонда Российской Федерации по договорам социального найма, помимо Жилищного кодекса РФ, могут применяться и иные нормативные акты. В частности, в данном случае были применены "Правила учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства", утвержденные Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 года N 1054, в соответствии с которыми не признаются нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий те военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, жилищные условия которых ухудшились в результате обмена, мены, купли-продажи или дарения жилья, ранее полученного от государства. Поскольку Алексеев А.О. проданную им трехкомнатную квартиру от государства не получал, суд пришел к выводу о том, что положения ст. 53 ЖК РФ, устанавливающие временной ценз продолжительностью в пять лет со времени отчуждения Алексеевым жилой площади, после чего он мог быть признан нуждающимся в жилом помещении, на него не распространяются.
Однако с данными выводами согласиться нельзя.
Как следует из содержания ст. 53 ЖК РФ, граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых они могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.
В соответствии с ч. 3 ст. 49 ЖК РФ жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации или жилищного фонда субъекта Российской Федерации по договорам социального найма предоставляются иным определенным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации категориям граждан, признанных по установленным Жилищным кодексом РФ и (или) федеральным законом, указом Президента РФ или законом субъекта РФ основаниям нуждающимися в жилых помещениях. Данные жилые помещения предоставляются в установленном ЖК РФ порядке, если иной порядок не предусмотрен указанным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации.
В то же время, "Правила учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства", на п. "д" ст. 10 которых сослался суд кассационной инстанции в обоснование отмены решения Великоновгородского гарнизонного военного суда от 13 декабря 2007 года утверждены Постановлением Правительства РФ от 6 сентября 1998 года N 1054, т.е. по своему статусу не соответствуют тем нормативным актам, которые наряду с Жилищным кодексом РФ полномочны регулировать вопросы предоставления жилья по договорам социального найма.
Исходя из изложенного и учитывая, что Алексеев А.О. 15 апреля 2005 года, с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершил действие - продажу принадлежащей ему на праве собственности трехкомнатной квартиры N 23 в доме 48 по улице Ленинградской общей площадью 73,7 м2 и жилой площадью 45,7 м2 своей матери - Алексеевой В.Н., в результате чего он мог быть признан нуждающимся в жилом помещении и принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий не ранее 15 апреля 2010 года (через пять лет со дня совершения указанного намеренного действия), мнение начальника ФГУ МО РФ Новгородская КЭЧ района капитана Ситникова Д.В. в жалобе о том, что определение Ленинградского окружного военного суда по данному спору вынесено без должных правовых оснований, является обоснованным.
С учетом изложенного выводы окружного военного суда о том, что заявитель неправомерно исключен с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий нельзя признать правильными. В то же время решение суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении его заявления, является законным.
Руководствуясь статьями 386, 388 и пунктом 4 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

надзорную жалобу начальника Новгородской квартирно-эксплуатационной части района Ленинградского военного округа капитана Ситникова Д.В. на кассационное определение Ленинградского окружного военного суда от 21 февраля 2008 года по делу об оспаривании подполковником Алексеевым А.О. решения жилищной комиссии военного комиссариата города Боровичи, Боровичского, Мошенского и Хвойнинского районов Новгородской области об исключении его с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий удовлетворить.
Кассационное определение Ленинградского окружного военного суда от 21 февраля 2008 года отменить.
Оставить в силе решение Великоновгородского гарнизонного военного суда от 13 декабря 2007 года.

Судья Верховного Суда Российской Федерации
КОРОНЕЦ А.Н.

Секретарь
КОРНЕЕВА Л.Н.

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 авг 2010, 15:54 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Много раз на форуме упоминалось но не было выложено:

1. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 20 июня 2007 г. N ВКПИ07-30


Верховный Суд Российской Федерации в составе:
председательствующего - судьи Верховного Суда Российской Федерации генерал-майора юстиции Королева Л.А.,
при секретаре - капитане юстиции Никитине В.А.,
с участием начальника отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Титова Н.П., представителя заинтересованного лица - Президента Российской Федерации старшего офицера юридической службы Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации майора юстиции Рузина А.В., рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по заявлениям Р. представителя заявителей С., М. и К. о признании пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, противоречащим статье 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ и недействующим в этой части,
установил:
Р. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с указанными заявлениями от имени представляемых С., М. и К., в которых в обоснование своих требований приводит следующие доводы.
С., М. и К., имея общую продолжительность военной службы более 10 лет, обжаловали в гарнизонный военный суд действия соответствующего воинского должностного лица, связанные с изданием приказов о досрочном увольнении их с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями без обеспечения жильем по избранному ими постоянному месту жительства, отличному от их последнего места военной службы.
Решениями суда первой инстанции, оставленными без изменения судом кассационной инстанции, требования С., М. и К. оставлены без удовлетворения. При этом гарнизонный военный суд и флотский военный суд в своем решении и определении сослались на пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237 (далее - Положение о порядке прохождения военной службы).
Р. утверждает, что данный пункт в той части, в которой позволяет увольнять военнослужащих с военной службы без их согласия до обеспечения жильем в случае выражения ими желания быть обеспеченными жильем не по месту прохождения военной службы, противоречит статье 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ, в связи с чем просит признать его в этой части недействующим.
По его мнению, статья 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ запрещает увольнять военнослужащих без их согласия до обеспечения жильем и, в отличие от пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, не разделяет способы такого обеспечения, предусмотренные статьей 15 названного закона, а именно путем получения жилья по месту военной службы, с помощью жилищного сертификата либо в избранном постоянном месте жительства.
Кроме того, в заявлении указывается, что оспариваемый пункт Положения о порядке прохождения военной службы был принят до внесения Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122 изменений в Федеральный закон "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ. Во время действия предыдущей редакции данного закона обязанность по обеспечению жильем военнослужащих по избранному постоянному месту жительства была возложена на органы местного самоуправления. В ныне действующей редакции Федерального закона "О статусе военнослужащих" такая обязанность возложена на федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба.
Заявители С., М. и К., а также их представитель Р., своевременно извещенные о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не прибыли и просили рассмотреть дело без их участия.
Представитель заинтересованного лица - Президента Российской Федерации майор юстиции Рузин А.В. требования заявителей и их представителя не признал и просил отказать в их удовлетворении. При этом он привел доводы, изложенные в его отзыве на заявления Р.
Выслушав объяснения представителя Президента Российской Федерации майора юстиции Рузина А.В., исследовав материалы дела и заслушав заключение начальника отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Титова Н.П., полагавшего необходимым отказать представителю Р. в удовлетворении его требований, Верховный Суд Российской Федерации находит заявления Р. от имени представляемых С., М. и К. не подлежащими удовлетворению, поскольку по настоящему делу обстоятельств, с наличием которых закон связывает возможность признания части нормативного правового акта недействующим, не имеется.
В соответствии с частями 1 и 2 статьи 90 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации издает указы, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации.
Согласно подпункту 13 пункта 2 статьи 4 Федерального закона "Об обороне" от 31 мая 1996 года N 61-ФЗ Президент Российской Федерации утверждает положение о порядке прохождения военной службы.
На основании и во исполнение вышеуказанной нормы Федерального закона "Об обороне" Президентом Российской Федерации в рамках предоставленных ему этим законом полномочий издан Указ от 16 сентября 1999 года N 1237 "Вопросы прохождения военной службы", которым утверждено Положение о порядке прохождения военной службы.
Этот Указ официально опубликован 28 и 29 сентября 1999 года в установленном действующим законодательством порядке в Российской газете N N 191, 192.
Таким образом, Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237 издан должностным лицом - Президентом Российской Федерации в пределах его компетенции и в соответствии с требованиями части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации официально опубликован для всеобщего сведения.
Вопреки доводам Р., оснований утверждать, что оспариваемый им пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, противоречит статье 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ и нарушает какие-либо права и свободы военнослужащих, в том числе и заявителей, не имеется.
В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" правовой основой воинской обязанности и военной службы являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в области обороны, воинской обязанности, военной службы и статуса военнослужащих, международные договоры Российской Федерации.
Статьей 36 названного Закона определено, что порядок прохождения военной службы определяется этим Федеральным законом, другими федеральными законами, Положением о порядке прохождения военной службы и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащие - граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.
Анализ содержания данной нормы закона показывает, что в ней установлены дополнительные гарантии для отдельных категорий военнослужащих, согласно которым, в частности, они не могут быть уволены с военной службы без предоставления жилья.
При этом эта норма закона, запрещающая увольнять военнослужащего до предоставления ему жилья, должна применяться к военнослужащим, изъявившим желание получить жилье по избранному ими после увольнения месту жительства, в зависимости от их обеспечения жильем по установленным нормам по последнему месту военной службы.
Иное толкование абзаца 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" уравнивало бы в социальных гарантиях как подлежащих увольнению военнослужащих, не имеющих никакого жилья, так и тех, кто полностью обеспечен им, но выразил желание изменить место жительства в связи с увольнением. Между тем из закона такое равенство не вытекает.
Порядок реализации военнослужащими и лицами, уволенными с военной службы, права на обеспечение бесплатным жильем устанавливается отдельными положениями законодательства о статусе военнослужащих, а также нормами жилищного законодательства Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" государство гарантирует предоставление военнослужащим жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
При этом в абзаце 2 пункта 1 этой же статьи конкретизировано, что военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности их предоставления в указанных населенных пунктах - в других близлежащих населенных пунктах.
Исходя из этого, следует признать, что для каждого военнослужащего гарантирована возможность быть обеспеченным жильем по месту военной службы.
В соответствии с пунктом 13 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ военнослужащие - граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с настоящим Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Указанный порядок обеспечения жилыми помещениями распространяется и на военнослужащих - граждан, увольняемых с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более.
Данная норма гарантирует определенным в ней категориям военнослужащих обеспечение жилым помещением от Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, по месту военной службы.
С учетом изложенного следует признать, что абзац 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", являясь одной из гарантий жилищных прав военнослужащих, устанавливает запрет на увольнение по указанным в нем основаниям военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, без их согласия до обеспечения жильем именно по месту военной службы, т.е. в населенном пункте, где дислоцирована воинская часть.
Положениями этой же нормы закона предусмотрено, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.
В соответствии с этим пунктом вышеназванные военнослужащие и члены их семей обеспечиваются жилым помещением при перемене места жительства федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.
Таким образом, законодательство Российской Федерации не исключает возможность обеспечения военнослужащего жильем сначала на общих основаниях, а затем в целях последующего увольнения и с учетом выраженного им желания - по избранному им месту постоянного жительства.
Однако такие военнослужащие, даже после признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий по избранному месту жительства (в порядке подпункта "и" пункта 7 раздела II Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 1054 от 6 сентября 1998 года), не могут претендовать на социальную гарантию, установленную в абзаце 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", поскольку они обеспечены жильем по прежнему месту жительства - по месту военной службы.
Следовательно, препятствий для их увольнения не имеется. В этом случае за ними сохраняется право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по избранному после увольнения месту жительства за счет средств федерального органа исполнительной власти, в котором они проходили военную службу.
О правильности приведенной выше позиции свидетельствуют и положения пункта 31 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 года N 80, устанавливающие основания снятия с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. Такими основаниями, свидетельствующими о предоставлении жилья, являются, в частности, улучшение жилищных условий по общим основаниям и получение служебного жилья.
Возникновение в связи с увольнением специального основания для повторного признания нуждающимися в улучшении жилищных условий - выбор места жительства после увольнения порождает обязанность федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, обеспечить гражданина жильем в этом месте, но не является, как указано выше, по смыслу абзаца 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", препятствием для увольнения, поскольку в нем содержится запрет на увольнение без предоставления жилья, а таким военнослужащим жилье предоставлено ранее, по месту прохождения военной службы.
С учетом изложенного следует признать, что оспариваемое заявителем последнее предложение пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, устанавливающее, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации, не входит в противоречие с абзацем 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и не нарушает права и охраняемые законом интересы военнослужащих, в том числе и С., М. и К., которые обеспечены по месту прохождения военной службы служебными жилыми помещениями.
Что касается доводов Р. о том, что в соответствии с действующей в настоящее время редакцией Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" обязанность по обеспечению жильем военнослужащих, увольняемых с военной службы, лежит только на федеральных органах исполнительной власти, а не как ранее на органах местного самоуправления, то они не могут служить основанием для удовлетворения его заявления. Указанные изменения имели цель приведения системы социальной защиты граждан, которые пользуются льготами и социальными гарантиями, в соответствие с принципом разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления. Реализация социальной гарантии, установленной абзацем 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", не зависит от смены органа, на который возложена обязанность обеспечения жильем.
Таким образом, суд приходит к выводу о том, что, поскольку оспариваемый Р. пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, соответствует нормативно правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не нарушает права и охраняемые законом интересы военнослужащих, а Указ, утвердивший Положение о порядке прохождения военной службы, принят в пределах компетенции Президента Российской Федерации и официально опубликован для всеобщего сведения, заявление Р. в части названных требований не подлежит удовлетворению.
Руководствуясь статьями 194 - 199 и частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
отказать представителю Р. в удовлетворении его заявлений от имени представляемых С., М. и К. о признании пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, противоречащим статье 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ и недействующим в этой части.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его вынесения.
Председательствующий


2.ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 октября 2007 г. N КАС07-509


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Манохиной Г.В.,
членов коллегии - Анохина В.Д., Хомчика В.В.,
с участием прокурора Зарубина О.В.
рассмотрела в судебном заседании 18 октября 2007 года гражданское дело по заявлениям С., М. и К., поданным их представителем Рябием Р.А., о признании пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237 (далее - Положение), в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, противоречащим статье 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и недействующим в этой части,
по кассационной жалобе заявителя С., поданной его представителем Рябием Р.А., на решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 года, которым в удовлетворении заявлений отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хомчика В.В., объяснение представителей Президента Российской Федерации Рузина А.В. и Максимова И.И., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Зарубина О.В., полагавшего кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
установила:
С., М. и К. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с указанными заявлениями, считая, что пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы в той части, в которой позволяет увольнять военнослужащих с военной службы без их согласия до обеспечения жильем в случае выражения ими желания быть обеспеченными жильем не по месту прохождения военной службы, противоречит статье 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Обжалуемым пунктом Положения нарушаются их права, связанные с обеспечением жилой площадью по избранному после увольнения с военной службы месту жительства, отличному от их последнего места военной службы.
С., М. и К., имея общую продолжительность военной службы более 10 лет, обжаловали в гарнизонный военный суд действия соответствующего воинского должностного лица, связанные с изданием приказов о досрочном увольнении их с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями без обеспечения жильем по избранному ими постоянному месту жительства, отличному от их последнего места военной службы.
Решениями суда первой инстанции, оставленными без изменения судом кассационной инстанции, требования С., М. и К. оставлены без удовлетворения. При этом гарнизонный военный суд и флотский военный суд в своем решении и определении сослались на пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237.
В заявлениях также указывается, что оспариваемый пункт Положения о порядке прохождения военной службы был принят до внесения Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122 изменений в Федеральный закон "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ. Во время действия предыдущей редакции этого Закона обязанность по обеспечению жильем военнослужащих по избранному постоянному месту жительства была возложена на органы местного самоуправления. В ныне действующей редакции Федерального закона "О статусе военнослужащих" такая обязанность возложена на федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 года в удовлетворении заявлений С., М. и К. отказано.
В кассационной жалобе С., не соглашаясь с этим решением, просит его отменить и удовлетворить требования заявителей. При этом он указывает, что Положение о порядке прохождения военной службы утверждено в 1999 году, то есть до принятия Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, которым с 1 января 2005 года редакция статей 15 и 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" изменена. Обжалуемый пункт Положения в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, вопреки выводам суда первой инстанции, не соответствует требованиям Федерального закона "О статусе военнослужащих" в ныне действующей редакции.
Рассмотрев материалы дела и изучив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.
Вопреки мнению автора жалобы, суд первой инстанции правильно отметил в решении, что нет оснований утверждать о том, что оспариваемый им пункт Положения о порядке прохождения военной службы в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, противоречит федеральному законодательству, в том числе статье 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы устанавливает, что военнослужащий, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, нуждающийся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без его согласия не может быть уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления ему жилого помещения по нормам жилищного законодательства. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Из абзаца 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" следует, что военнослужащие - граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.
Порядок реализации военнослужащими и лицами, уволенными с военной службы, права на обеспечение бесплатным жильем устанавливается отдельными положениями Федерального закона "О статусе военнослужащих", Жилищным кодексом Российской Федерации, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрено прохождение военной службы.
Согласно пункту 1 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, назначенные на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения профессионального образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 года), и совместно проживающие с ними члены их семей на весь срок военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями. Военнослужащим - гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военный службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Военнослужащие - граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации.
Как следует из пункта 13 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", военнослужащие - граждане, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с настоящим Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Этот порядок обеспечения жилыми помещениями распространяется и на военнослужащих - граждан, увольняемых с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более.
Указанная норма гарантирует определенным в ней категориям военнослужащих обеспечение жилым помещением от Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, по месту военной службы.
Согласно пункту 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" все военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, имеющие общую продолжительность военной службы 10 лет и более, увольняемые по указанным выше основаниям, и члены их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.
Таким образом, такие военнослужащие (получившие по месту службы как постоянное, так и служебное жилье) не могут быть уволены с военной службы, если они нуждаются в улучшении жилищных условий.
В связи с этим суд первой инстанции в решении правильно указал, что абзац 2 пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", являясь одной из гарантий жилищных прав военнослужащих, устанавливает запрет на увольнение по указанным в нем основаниям военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, без их согласия до обеспечения жильем именно по месту военной службы.
Этой же нормой закона предусмотрено, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 настоящего Федерального закона (федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов).
При таких обстоятельствах оспариваемый заявителями пункт 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы не противоречит пункту 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", другим положениям указанного Федерального закона и других нормативных правовых актов и не нарушает права и охраняемые законом интересы военнослужащих.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 года оставить без изменения, а кассационную жалобу С. - без удовлетворения.
Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА
Члены коллегии
В.Д.АНОХИН
В.В.ХОМЧИК

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 сен 2010, 01:19 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
Закон запрещает УВОЛЬНЕНИЕ без предоставления жилья ( фактически - издание приказа об увольнении), но не запрещает исключение из списков части (издание приказа об исключении) бесквартирного военнослужащего :



1. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 13 января 2009 г. N 6н-162/08


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - генерал-лейтенанта юстиции Хомчика В.В.,
судей полковников юстиции Воронова А.В. и Крупнова И.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе представителя заявителя Атаманова В.А. адвоката Кипрушевой Т.В. на решение Воркутинского гарнизонного военного суда от 26 октября 2007 года, кассационное определение Ленинградского окружного военного суда от 13 декабря 2007 года и постановление президиума Ленинградского окружного военного суда от 10 сентября 2008 года по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 2542 старшего прапорщика запаса Атаманова Вадима Александровича об оспаривании действий начальника Управления авиации ФСБ Российской Федерации и командира войсковой части 2542, связанных с увольнением его с военной службы в запас без обеспечения жильем по избранному месту постоянного жительства.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства гражданского дела, содержание решения и последующих судебных постановлений, мотивы надзорной жалобы и вынесения определения о возбуждении надзорного производства, выступление представителя воинских должностных лиц Смысловской В.И., возражавшей против удовлетворения надзорной жалобы, и мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Гаврилова А.В., полагавшего необходимым удовлетворить надзорную жалобу частично, направить дело на новое рассмотрение, Военная коллегия

установила:

решением Воркутинского гарнизонного военного суда от 26 октября 2007 года, оставленным без изменения кассационным определением Ленинградского окружного военного суда от 13 декабря 2007 года, Атаманову отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил, с учетом уточнения своих требований в судебном заседании, признать незаконными приказ начальника Управления авиации ФСБ России от 30 июня 2006 года N 212-лс об увольнении с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе и приказ командира войсковой части 2542 от 23 июля 2007 года N 072-лс об исключении из списков личного состава воинской части, обязать командира войсковой части 2542 восстановить его в названных списках до обеспечения жильем по избранному месту жительства после увольнения в запас в городе Новосибирске и обеспечить за этот период всеми положенными видами довольствия, взыскать в его пользу с ответчиков судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 5400 рублей.
Определением судьи окружного военного суда от 20 февраля 2008 года представителю заявителя отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 июня 2008 года гражданское дело по заявлению Атаманова передано для рассмотрения по существу в президиум Ленинградского окружного военного суда.
Постановлением президиума Ленинградского окружного военного суда от 10 сентября 2008 года в удовлетворении надзорной жалобы представителю заявителя адвокату Кипрушевой Т.В. отказано.
В обоснование отказа в удовлетворении заявления суд первой инстанции указал в решении, что Атаманов согласился с увольнением в запас с оставлением в списках личного состава воинской части до получения жилья, в связи с чем начальник Управления авиации ФСБ России изданием приказа об увольнении прав заявителя не нарушил. Кроме того, суд сослался на пропуск срока обращения с заявлением в суд в части оспаривания заявителем приказа от 30 июня 2006 года.
Соглашаясь с доводами гарнизонного военного суда, окружной суд дополнительно сослался в кассационном определении на положения пункта 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, согласно которому при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы, а президиум окружного суда также указал в постановлении, что Атаманову предлагалось жилье по последнему месту военной службы в городе Воркуте, а возможности обеспечить его жильем в городе Новосибирске ответчик не имеет.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева А.И. от 17 декабря 2008 года по жалобе представителя заявителя возбуждено надзорное производство и дело передано для рассмотрения по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.
В надзорной жалобе представитель заявителя Кипрушева Т.В., указывая на то, что вывод суда о правомерности увольнения заявителя без обеспечения жильем по избранному после увольнения месту жительства противоречит действующему законодательству, просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить и принять новое решение об удовлетворении заявления.
В жалобе также утверждается о том, что согласия на увольнение без обеспечения жильем в городе Новосибирске Атаманов не давал, о возможности такого увольнения не предполагал, с приказом об увольнении в запас не был ознакомлен вплоть до исключения из списков личного состава воинской части.
Рассмотрев материалы гражданского дела и доводы надзорной жалобы, Военная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
В суде установлено, что Атаманов с 18 ноября 1985 года по 12 марта 1987 г. и с 21 августа 1987 по 24 мая 2006 года проходил военную службу в структурном подразделении войсковой части 2542, дислоцированном в поселке городского типа Тикси Республики Саха (Якутия), где был обеспечен служебной жилой площадью.
В связи с сокращением должности заявитель 24 мая 2006 года был зачислен распоряжение командира войсковой части 2542, дислоцированной в городе Воркуте. По прежнему месту службы Атаманов служебную квартиру сдал, а от полученного жилья в городе Воркуте отказался, настаивая на его получении в избранном месте жительства после увольнения в запас.
Изложенное указывает на то, что Атаманов на момент увольнения в запас по месту службы жильем для постоянного проживания обеспечен не был.
Кроме того, из листа беседы и рапорта Атаманова усматривается, что он согласился с предложением командования об увольнении с военной службы без исключения из списков личного состава воинской части до получения жилья и просит в связи с этим зачислить его в распоряжение командира (начальника).
После этого приказом начальника Управления авиации от 30 июня 2006 года N 212-лс Атаманов был уволен в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, а приказом командира войсковой части 2542 от 4 сентября 2006 года N 030-лс зачислен в распоряжение на основании подпункта "и" пункта 2 статьи 13 Положения о порядке прохождения военной службы.
В силу пункта 4 статьи 3 Положения о порядке прохождения военной службы днем окончания военной службы считается день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы.
Из этого следует, что заявитель надлежащим образом выразил свое желание проходить военную службу до получения жилья в избранном месте жительства.
Данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела.
Согласно части 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, без их согласия не могут быть уволены с военной службы в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе без предоставления им жилых помещений.
Аналогичное положение содержится в пункте 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы. Что касается предусмотренного названным пунктом предписания об увольнении военнослужащих при желании получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части, то оно не может быть применено к военнослужащим, не имеющим жилья по месту военной службы, как это имело место в отношении заявителя.
При таких данных законные основания для увольнения Атаманова с военной службы в запас отсутствовали.

Более того, в соответствии с подпунктом "и" пункта 2 статьи 13 Положения о порядке прохождения военной службы зачисление уволенного с военной службы военнослужащего в распоряжение командира (начальника) допускается до исключения из списков личного состава воинской части при невозможности своевременного исключения из названных списков только в случаях, предусмотренных Федеральным законом и настоящим Положением.
Такие случаи указаны в пункте 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и пункте 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы.
Невозможность исключения уволенного с военной службы военнослужащего из списков личного состава воинской части ввиду необеспеченности его жильем в названных статьях не содержится.


Таким образом, увольнение Атаманова с последующим зачислением в распоряжение командира (начальника) и исключением из списков личного состава воинской части без жилья противоречит указанным требованиям Федеральных законов "О воинской обязанности и военной службе", "О статусе военнослужащих" и Положения о порядке прохождения военной службы.

Распределение Атаманову жилья в городе Воркуте в мае и июне 2007 года, то есть после издания приказа об увольнении в запас, и при его желании получить жилое помещение не по месту увольнения с военной службы не свидетельствует об обеспечении заявителя жильем по избранному месту жительства и выполнении командованием обязательств, предусмотренных пунктом 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
В судебном заседании представителями должностных лиц не было представлено доказательств, что в Управлении авиации Федеральной службы безопасности отсутствует возможность обеспечить заявителя жильем в городе Новосибирске. Более того, как видно из исследованной в суде копии письма заместителя начальника Управления авиации ФСБ РФ от 25 сентября 2007 года, командование предполагает рассмотреть жилищный вопрос Атаманова в связи с планируемым строительством жилого дома в городе Новосибирске.
К тому же, отсутствие на момент увольнения в запас возможности обеспечить заявителя жильем по избранному им месту жительства само по себе не может являться основанием для увольнения его с военной службы.
При таких обстоятельствах приказ начальника Управления авиации ФСБ России от 30 июня 2006 года N 212-лс об увольнении с военной службы без предоставления жилья и изданный в связи с этим приказ командира войсковой части 2542 от 23 июля 2007 года N 072-лс об исключении из списков личного состава воинской части противоречат положениям статей 15 и 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Вывод суда о соответствии указанных приказов действующему законодательству свидетельствует о неправильном истолковании им закона, что с учетом установленных в судебном заседании обстоятельств дела следует признать существенным нарушением норм материального права.
Что касается ссылки в судебных постановлениях на пропуск Атамановым срока обращения с заявлением в суд, то ее следует признать несостоятельной, поскольку, рассмотрев заявление по существу, гарнизонный военный суд фактически признал, что названный срок заявителем по неуважительным причинам пропущен не был.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании исследованных доказательств, однако судами допущена ошибка в применении норм материального права, Военная коллегия полагает необходимым отменить все состоявшиеся судебные постановления и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое судебное постановление об удовлетворении заявления Атаманова и взыскании в его пользу расходов по оплате услуг представителя.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 386 - 388, пунктом 5 части 1 статьи 390 ГПК РФ, Военная коллегия

определила:

решение Воркутинского гарнизонного военного суда от 26 октября 2007 года, кассационное определение Ленинградского окружного военного суда от 13 декабря 2007 года и постановление президиума Ленинградского окружного военного суда от 10 сентября 2008 года по заявлению Атаманова Вадима Александровича об оспаривании действий начальника Управления авиации ФСБ Российской Федерации и командира войсковой части 2542, связанных с увольнением его с военной службы в запас без обеспечения жильем по избранному месту постоянного жительства, отменить.
Принять по делу новое решение:
заявление Атаманова Вадима Александровича удовлетворить.
Приказ начальника Управления авиации ФСБ России от 30 июня 2006 года N 212-лс об увольнении Атаманова с военной службы в запас и приказ командира войсковой части 2542 от 23 июля 2007 года N 072-лс об исключении заявителя из списков личного состава воинской части признать незаконными и недействующими с момента издания.
Обязать начальника Управления авиации ФСБ России восстановить Атаманова на военной службе до обеспечения его жилым помещением в избранном им месте жительства, а командира войсковой части 2542 - в списках личного состава воинской части и произвести доплату денежного довольствия, которого он был лишен в связи с незаконным увольнением с военной службы.
Взыскать с войсковой части 2542 в пользу Атаманова судебные расходы в размере 5400 (пять тысяч четыреста) рублей.

Судья Верховного Суда Российской Федерации
И.В.КРУПНОВ

Секретарь
Л.Н.КОРНЕЕВА


Комментарий по ситуации (мой): Заявитель восстановлен в списках части только потому, что (судя по датам судов) не пропустил установленный законом срок на обжалование приказа об увольнении и обжаловал оба приказа одновременно. И то - более 2-х лет бился!!!
Если бы он этого не сделал, то получил бы выводы примерно такие (выделено):

2. Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2009 года № 6н-193/05 по заявлению Л.

В связи с признанием Л. военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе по состоянию здоровья приказом начальника РВиА ВС РФ от 17 апреля 2003 г. истец уволен с военной службы, а приказом начальника НИЦ РВиА ВС РФ от 29 августа 2003 г. с 8 сентября того же года исключён из списков части.
Полагая своё исключение из списков НИЦ РВиА ВС РФ до обеспечения жильём незаконным, Л. обратился в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд с исковым заявлением, в котором просил отменить приказ начальника НИЦ РВиА ВС РФ, восстановить его в списках части, обеспечить всеми положенными видами довольствия, в том числе за время необоснованного исключения, после чего уволить его из Вооруженных Сил РФ.
Во время рассмотрения дела в суде, 17 декабря 2003 г., решением жилищной комиссии НИЦ РВиА ВС РФ истец снят с учёта нуждающихся в улучшении жилищных условий, а также решено аннулировать документы на предоставление Л. государственного жилищного сертификата.
В связи с этим Л. ранее заявленные требования дополнил требованиями: признать решение жилищной комиссии от 17 декабря 2003 г. незаконным и недействующим с момента принятия; признать его нуждающимся в получении жилого помещения от Минобороны России; обязать начальника НИЦ РВиА ВС РФ принять меры по обеспечению его жилым помещением во внеочередном порядке; взыскать с ответчика 3600 рублей в качестве компенсации морального вреда.
Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд в удовлетворении искового заявления отказал.
Суд кассационной инстанции и президиум Ленинградского окружного военного суда оставил решение без изменения.
Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила на новое судебное рассмотрение.
При новом рассмотрении дела гарнизонный военный суд в удовлетворении уточнённых требований Л. также отказал.
Кассационным определением и постановлением президиума Ленинградского окружного военного суда решение оставлено без изменения.
Военная коллегия частично отменила состоявшиеся судебные постановления и приняла в этой части новое решение, признав решение о снятии Л. с учёта нуждающихся в получении жилья и аннулировании документов на ГЖС незаконным и обязав начальника НИЦ РВиА ВС РФ восстановить Л. в списках нуждающихся и обеспечить его жилым помещением в порядке, предусмотренном действующим законодательством, по следующим основаниям.
Принимая по делу решение об отказе в удовлетворении требований заявителя по обеспечению его жилым помещением, суд указал, что Л. был обеспечен жилым помещением по установленным нормам в г. Санкт-Петербурге.
Однако, согласно справкам Смирновской квартирно-эксплуатационной части от 13 ноября 2003 г. и от 22 декабря 2003 г., Л. состоял на компьютерном учёте нуждающихся в улучшении жилищных условий с 24 декабря 1999 г. и оформлен в списках на получение государственного жилищного сертификата.
Из имеющегося в деле списка нуждающихся в жилплощади военнослужащих НИЦ РВиА ВС РФ по состоянию на 22 декабря 2003 г. видно, что Л. числился в этом списке под номером 23.
Из рапортов Л. от 25 февраля и 2 сентября 2003 г. усматривается, что заявитель обратился к командованию с рапортом об увольнении с военной службы по состоянию здоровья, просил обеспечить его ГЖС и не исключать из списков личного состава части до обеспечения жильем (ГЖС).
Как видно из обжалуемого решения жилищной комиссии, Л. снят с учёта нуждающихся в получении жилого помещения на основании того, что Л. зарегистрирован в квартире родителей.
Между тем, в соответствии со ст. 3 Закона РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ», а также п. 4 постановления Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713 «Об утверждении правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учёта по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию», регистрационный учёт по месту жительства и по месту пребывания вводится в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином РФ его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом.
Анализ приведённых норм позволяет сделать вывод о том, что институт регистрационного учёта носит уведомительный характер, обладает одновременно регулятивными и охранительными функциями и позволяет гражданину как осуществлять гражданские права и свободы, так и нести обязанности перед другими гражданами, государством и обществом.
Военнослужащий до обеспечения жилым помещением вправе состоять на регистрационном учёте в любом месте, что не является основанием для снятия его с учёта нуждающихся в получении жилых помещений по мотиву обеспеченности таковым.
В материалах дела содержится заявление начальника НИЦ РВиА ВС РФ о том, что дальнейшее прохождение военной службы Л. после окончания высшего военно-учебного заведения в указанном НИЦ ставилось в прямую зависимость от наличия у истца постоянной регистрации в г. Санкт-Петербурге, при этом в просьбе о такой регистрации по месту прохождения военной службы Л. незаконно отказано, что в ходе судебного заседания не опровергнуто.
Таким образом, истец вынужден был зарегистрироваться в квартире, принадлежащей на праве собственности родителям и брату.
До апреля 2002 г. в качестве обязательного условия для принятия на учёт граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления им жилых помещений в п. 8 Примерных правил учёта граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР, утверждённых постановлением Совета Министров РСФСР от 31 июля 1984 г. № 335, предусматривалось постоянное проживание с регистрацией по месту жительства в данном населённом пункте.
Таким образом, действия Л., связанные с регистрацией по месту жительства, обусловлены, в том числе необходимостью выполнения требований законодательства о регистрационном учёте, действовавшего в период возникновения спорных правоотношений.
Кроме того, факт постановки Л. на регистрационный учёт по месту жительства – в квартире, принадлежащей на праве собственности его родителям и брату, не свидетельствует сам по себе об отсутствии нуждаемости Л. в улучшении жилищных условий.
Правовое регулирование жилищных правоотношений с участием военнослужащих осуществляется в соответствии с ЖК РФ (ЖК РСФСР), ФЗ “О статусе военнослужащих”, а также другими законодательными и иными нормативными правовыми актами, в том числе и ведомственными. На момент возникновения спорных правоотношений действовал Жилищный кодекс РСФСР.
Основания, по которым граждане признавались нуждающимися в улучшении жилищных условий, устанавливались ст. 29 ЖК РСФСР, Примерными правилами учёта граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР, Правилами учёта граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в г. Ленинграде, утверждённых решением Исполкома Ленинградского городского СНД и Президиума Леноблсовпрофа от 7 сентября 1987 г. №712/6, а также Инструкцией о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах РФ, утверждённой приказом МО РФ от 15 февраля 2000 г. № 80 (далее – Инструкция).
В соответствии с п. 6 ст. 29 ЖК РСФСР, подп. «е» п. 7 Примерных правил, п. 16.5 Правил учёта граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в г. Ленинграде, а также абз. 6 п. 25 Инструкции, нуждающимися в улучшении жилищных условий признавались граждане, проживающие длительное время на условиях поднайма в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда, либо найма в домах жилищно-строительных кооперативов, либо в домах, квартирах, принадлежащих гражданам на праве собственности, не имеющие другой жилой площади, а для г. Ленинграда – не имевшие жилой площади в течение последних 10 лет.
Таким образом, проживание в течение длительного времени на условиях найма жилья в домах, принадлежащих гражданам, является самостоятельным основанием для признания гражданина, нуждающимся в улучшении жилищных условий.
Нуждаемость в данном случае возникает в силу особых условий проживания, состоящих в том, что наниматели не имеют самостоятельного права на снимаемое ими помещение и не приобретают его независимо от длительности проживания.
Выводы судов кассационной и надзорной инстанций о том, что Л. вселился в квартиру своих родственников не в порядке, предусмотренном главой 35 ГК РФ, т.е. не на условиях нанимателя жилого помещения и не на определённый срок, поскольку договор найма жилого помещения между ними не заключался, являются ошибочными.
В материалах дела имеется Соглашение от 17 февраля 2003 г. между Л. с одной стороны, и его родителями и братом – собственниками жилого помещения, с другой стороны, о временной регистрации и проживании истца по указанному адресу до его обеспечения жильём от Министерства обороны РФ, а также о том, что данное соглашение не порождает прав истца на указанную квартиру.
При этом из текста соглашения усматривается, что оно заключено во исполнение ранее достигнутых договоренностей.
Согласно ст. 127 ЖК РСФСР граждане, имеющие в личной собственности квартиру, вправе вселять в неё других граждан, а также сдавать её внаём на условиях и в порядке, устанавливаемых законодательством СССР, этим Кодексом и другим законодательством РСФСР.
В соответствии с ч. 2 ст. 288 ГК РФ жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания на основании договора. В соответствии с указанной нормой родители истца и его брат вправе были предоставить ему жилое помещение в пользование, вместе с тем такое предоставление не влечёт за собой признание истца обеспеченным жильём.
Хотя договор найма сразу же не был оформлен письменно, но устная договорённость при регистрации истца в январе 1999 г. имела место. Эта устная договорённость, несомненно, представляет собой обычную гражданско-правовую сделку.
В законе специально не указано, что несоблюдение письменной формы договора найма влечёт за собой недействительность соответствующей сделки.
Более того, устная договоренность при регистрации Л. о его вселении в квартиру на условиях нанимателя жилого помещения в феврале 2003 г. была облечена в соглашение.
Для заключения рассматриваемого соглашения его нотариального удостоверения согласно закону (ст. 163 ГК РФ) не требуется.
Совершение данной сделки в простой письменной форме полностью соответствует требованиям ГК РФ. Это, в свою очередь, согласно ч. 1 ст. 162 ГК РФ, предоставляет право сторонам сделки ссылаться в её подтверждение на свидетельские показания.
В судебном заседании истец, а в предыдущем заседании и брат, подтвердили факт заключения между ними соглашения.
Заключение соглашения означает, что собственники жилья определили правовой статус истца по отношению к их квартире, выражающийся в том, что последний в силу закона не имеет никаких прав на неё, а только лишь состоит на регистрационном учёте по месту нахождения жилого помещения.
Таким образом, вывод военных судов о том, что Л. был обеспечен жилым помещением по установленным нормам в г. Санкт-Петербурге, и решение жилищной комиссии от 17 декабря 2003 г. о снятии Л. с учёта нуждающихся в получении жилья являются ошибочными.
Из материалов дела усматривается, что Л., общая продолжительность военной службы которого составляет более 16 лет, зарегистрированный в квартире, принадлежащей на праве собственности его родителям и брату, признанный нуждающимся в получении жилого помещении в г. Санкт-Петербурге, в период прохождения военной службы жильём обеспечен не был и своего согласия на увольнение в запас без предоставления жилья не давал.
В соответствии с ч.1 ст. 15 ФЗ от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Согласно ч. 1 ст. 23 того же Федерального закона, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по состоянию здоровья без предоставления им жилых помещений.
П. 12 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах РФ, утверждённой приказом Министра обороны РФ от 15 февраля 2000 г. № 80, воспроизводящий содержание абз. 2 п. 1 ст. 23 ФЗ «О статусе военнослужащих», содержит указание на то, что упомянутой категории военнослужащих при увольнении с военной службы жилые помещения предоставляются вне очереди.
Таким образом, на командование возлагается обязанность по обеспечению данной категории военнослужащих жилыми помещениями до их увольнения с военной службы во внеочередном порядке.

Что касается требований Л. о признании приказа начальника НИЦ РВиА ВС РФ об исключении его из списков личного состава части незаконным, восстановлении его в указанных списках с полным обеспечением всеми положенными видами довольствия, в том числе и за время необоснованного исключения, то суды верно отказали в их удовлетворении, поскольку согласно абз. 2 п. 1 ст. 23 ФЗ «О статусе военнослужащих», законодатель установил запрет лишь на увольнение упомянутых в этой норме категорий военнослужащих, а не на их исключение из списков личного состава части, после увольнения с военной службы.

Как утверждает сам истец, на день исключения из списков личного состава воинской части он был полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением, что подтверждает законность его исключения.

Правильно разрешено судом первой инстанции и требование Л. о компенсации морального вреда, поскольку возмещение такого вреда законодатель, согласно разъяснений Пленума Верховного Суда от 14 февраля 2000 г № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», связывает лишь с незаконным увольнением военнослужащего с военной службы, а приказ об увольнении с военной службы Л. не оспаривался, и соответственно, его законность не являлась предметом рассмотрения ни судом первой инстанции, ни судами вышестоящих инстанций.


Мораль: Приказ об увольнении без жилья в отсутствие согласия на такое увольнении должен быть обжалован в 3-х месячный срок. Потом будет поздно. Так как командир обязан исключить из списков части уволенного военнослужащего в месячный срок - после предоставления ему положенных отпусков и расчета по видам довольствия(ст.34 Положения).

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 окт 2010, 16:35 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 фев 2009, 15:44
Сообщения: 26
Доброго времени суток! Хочу поблагодарить создателей данного ресурса, модераторов, товарищей по беде и лично olimpik(а) за оказанную проф помощь в борьбе с "царями в погонах и красивых костюмах" за свое право на возможность в получении жилья в ИМПЖ. Выиграл два суда по признанию и второй по обязанию МО РФ предоставить жилье. Без вас меня бы съели. Удачи Вам и здоровья на долгие годы! Аминь. теперь только надо дождаться как поступят судебные приставы. подскажите как лучше поступить что быть подкованным с приставами. мне кажеться что они будут затягивать процесс. Хотя еще я ниче не делал, так как только вынесено решение суда. Спасибо.

_________________
Во всем есть подвох! остальное есть чудо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 окт 2010, 19:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
saidsan писал(а):
Выиграл два суда по признанию и второй по обязанию МО РФ предоставить жилье. Без вас меня бы съели. .
Приятно, что усилия обеих сторон не пропали даром, а борьба за свои права завершилась судебнвым решением в Вашу пользу.
Неполохо бы оба Решения по получении отсканировать, пропустить через программу распознавания текста типа Fine Reader и выложить в данной теме.
Кому то поможет...
Цитата:
теперь только надо дождаться как поступят судебные приставы.
Вообще то Ваши оппоненты, кому судебным решением предпсано обеспечить Вас жильем, должны его для начала исполнить добровольно, в месячный срок и письменно известить об этом суд (ч.3,ст.258 ГПК РФ)
Цитата:
подскажите как лучше поступить что быть подкованным с приставами.
Ооооо... Это просто! Изучите лучше, чем они Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ
"Об исполнительном производстве"
(с изменениями от 13 мая, 30 декабря 2008 г., 3 июня, 19 июля, 27 сентября, 17 декабря 2009 г., 27 июля 2010 г.)
и действуйте в стором строгом соответствии с ним и их заставляйте иполнять свои законные обязанности.
Цитата:
мне кажеться что они будут затягивать процесс.
Можо в этом и не сомневаться! Однако теперь есть возможность напрячь МО РФ и с другой стороны - не так давно принят Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ
"О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок"
и в ГПК внесены соответствующие изменения в части, касающейся возможности получить компенсацию за неисполнение судебного решения - ст.6.1 и Глава 22.1.
Цитата:
Хотя еще я ниче не делал, так как только вынесено решение суда.
Дождитесь, когда вступит в законную силу для начала, потом получайте Исполнительный лист. А лучше - в соответствии со ст.428 ГПК РФ подайте в суд, вынесший решения, заявление о направлении Исполнительного листа в службу судебных приставов для принудительного его исполнения .[/i]

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 окт 2010, 01:21 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 фев 2009, 15:44
Сообщения: 26
saidsan писал(а):
Неполохо бы оба Решения по получении отсканировать, пропустить через программу распознавания текста типа Fine Reader и выложить в данной теме.
Кому то поможет... .

Во истину - учиться никогда не поздно и желательно на чужих ошибках! Все решения выложу после того как одно из решений вступит в законную силу. Будет несомненно интересно почитать о внеочередности предоставления жилья в ИПМЖ и о выплате надбавки за секретность, и признании нуждающимся в ИПМЖ. Забегая вперед скажу в ходе любых судебных заседаний у меня содалось впечатление что для военных судей КОНСТИТУЦИОННЫЕ права военнослужащего (Гражданина РФ) - это туфта, нет такого закона для них, а заключеный договор (именуемый КОНТРАКТ) между военнослужащим и Государством (Минобороной) - пустой бумажкой.

_________________
Во всем есть подвох! остальное есть чудо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 окт 2010, 21:59 
Не в сети

Зарегистрирован: 14 авг 2008, 21:16
Сообщения: 36
С братского форума
П Р Е Д Е Л Е Н И Е № КГ - 1756

30 сентября 2010 года г. Москва
Судебная коллегия по гражданским делам Московского окружного военного суда в составе:
председательствующего - Караблина А.А.,
судей: Коронца А.А. и Батаева А.В.,
при секретаре Чернышове А.В., с участием представителя заявителя Рябова В.Л. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе заявителя и его представителя на решение Московского гарнизонного военного суда от 3 июня 2010 года, согласно которому отказано в удовлетворении заявления военнослужащего Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - академии) полковника Васильева А.В. об оспаривании действий начальника и жилищной комиссии академии, связанных с отказом заявителю в постановке его и членов его семьи на учет нуждающихся в получении жилых помещений по избранному при увольнении с военной службы постоянному месту жительства.
Заслушав доклад судьи Батаева А.В. и объяснения представителя заявителя в обоснование доводов кассационной жалобы, судебная коллегия
У С Т А Н О В И Л А:
Как следует из решения суда и материалов дела, Васильев проходит военную службу в академии, имеет выслугу в Вооруженных Силах Российской Федерации более 20 лет и в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями подлежит досрочному увольнению с военной службы. Перед увольнением с военной службы по основанию, предусмотренному подп. «а» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» им были поданы рапорта, датированные 30 сентября 2009 года и 26 января 2010 года, о постановке его совместно с членами семьи на учет нуждающихся в получении жилых помещений по избранному при увольнении с военной службы постоянному месту жительства в г. Одинцово Московской области. Однако решением жилищной комиссии академии от 26 марта 2010 года (протокол № 3) в признании нуждающимся в обеспечении жилым помещением и в постановке на учет нуждающихся в получении жилых помещений по избранному при увольнении с военной службы постоянному месту жительства было отказано.
Полагая свои права нарушенными, Васильев обратился в военный суд с заявлением, в котором просил обязать начальника академии и руководимую им жилищную комиссию отменить решение жилищной комиссии академии, оформленное протоколом от 26 марта 2010 года № 3, об отказе ему и членам его семьи в постановке на учет нуждающихся в получении жилых помещений по избранному при увольнении постоянному месту жительства в г. Одинцово Московской области и принять его на такой учет.
Судом первой инстанции в удовлетворении заявления Васильева отказано.
В кассационной жалобе Васильев и его представитель просят отменить данное решение суда и принять новое, не передавая дело на новое рассмотрение.
В обоснование жалобы они указывают, что в соответствии со сложившейся судебной практикой Васильев должен быть поставлен на учет нуждающихся в получении жилых помещений по избранному при увольнении постоянному месту жительства.
Утверждают, что суд немотивированно (без ссылки на закон) пришёл к выводу о том, что обеспеченность жилым помещением по месту службы препятствует принятию заявителя на учёт нуждающихся в получении жилого помещения в избранном при увольнении постоянном месте жительства.
Между тем, для принятия на учёт нуждающихся в получении жилого помещения в избранном при увольнении постоянном месте жительства для военнослужащих той категории, к которой относится заявитель, законодательством предусмотрено специальное основание для признания нуждающимся в получении жилого помещения в избранном при увольнении постоянном месте жительства, а именно подп. «и» п. 7 Правил, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 года № 1054.
По мнению авторов кассационной жалобы, законодательство не связывает принятие на учёт нуждающихся в получении жилого помещения в избранном при увольнении с военной службы постоянном месте жительства с тем обстоятельством, располагает заявитель по месту жительства в г. Москве обособленной жилой площадью, которую он фактически может сдать квартирно-эксплуатационным органам Министерства обороны РФ при изменении места жительства и получении жилья в г. Одинцово Московской области или не располагает. При этом, нуждающимися в получении жилого помещения в избранном при увольнении постоянном месте жительства могут быть признаны как граждане, обеспеченные жильём по месту службы, так и не обеспеченные.
Обращают внимание на то, что согласно протоколу заседания жилищной комиссии единственным основанием отказа заявителю в принятии на жилищный учёт является отсутствие разработанного Правительством РФ механизма реализации военнослужащим права на получение жилого помещения в избранном при увольнении постоянном месте жительства. Других причин отказа заявителю протокол не содержит. Суд же первой инстанции за жилищную комиссию изложил причины вышеупомянутого отказа.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит оспариваемое решение законным и обоснованным.
Судебное разбирательство по данному делу проведено всесторонне полно и объективно с выяснением всех обстоятельств, имеющих значение для дела, которым в решении дана надлежащая правовая оценка.
Судом не допущено каких-либо нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену вынесенного им решения. Суд правильно оценил представленные сторонами доказательства и применил нормы материального права.
Доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, исходя из нижеследующего.
В соответствии с ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.
Согласно п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 57 Жилищного кодекса РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются (далее - нуждающиеся в жилых помещениях):
- не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения;
- являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы.
Из материалов дела следует, что Васильев с 25 декабря 1992 года по настоящее время постоянно зарегистрирован в трехкомнатной квартире, расположенной по адресу: гор. Москва, ул. …., д.. ., корп.. ., кв. …., общей площадью 58,9 кв.м, где помимо него зарегистрированы его мать, являющаяся ответственным квартиросъемщиком, и ее внучка.
Согласно п. 3 ст. 9 Закона г. Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» от 14 июня 2006 года № 29 (в редакции Закона г. Москвы от 24 сентября 2008 № 45), учетная норма площади жилого помещения устанавливается в размере 10 кв.м площади жилого помещения для отдельных квартир.
Таким образом, общая площадь, приходящаяся на каждого из зарегистрированных в указанной квартире лиц составляет свыше 10 кв.м, то есть выше учетной нормы.
Как правильно указал гарнизонный военный суд, не имеется оснований для постановки заявителя на учет нуждающихся в жилых помещениях по избранному месту жительства при увольнении с военной службы, поскольку по месту военной службы он имеет право пользования жилым помещением, соответствующим нормам, а поэтому правильно отказал в удовлетворении заявления.
Вопреки доводу кассационной жалобы, право быть поставленным на учет нуждающихся в жилых помещениях по избранному после увольнения с военной службы месту жительства вытекает из наличия права быть признанным нуждающимся в жилье по месту службы, а поскольку заявитель проживает в вышеупомянутой квартире, в которой ответственным квартиросъемщиком является его мать, и не признан и не может быть признан по месту службы нуждающимся в жилом помещении, то у него не возникает и права на признание нуждающимся по избранному после увольнения с военной службы месту жительства.
Таким образом, в данном случае без наличия факта нуждаемости в жилье по месту службы он не может быть признанным таковым по избранному месту жительства.
При этом, также вопреки доводу жалобы, заявителю никто не препятствует в реализации права на выбор после увольнения с военной службы места жительства, в том числе и на свободу передвижения. Васильев в данном конкретном случае вправе реализовать это право, не ставя его в зависимость от необходимости обеспечения командованием его с семьей жилым помещением.
Поскольку обжалуемое решение жилищной комиссии является по существу законным, не имеется оснований для его отмены.
При таких данных несостоятельным является и довод жалобы о немотивированности упомянутого решения.
Иная оценка обстоятельств дела и иное толкование указанных норм законодательства, которого придерживаются авторы кассационной жалобы, по вышеизложенным основаниям не могут быть признаны обоснованными.
Таким образом, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 347, 361 абз. 2, 366 ГПК РФ, судебная коллегия
О П Р Е Д Е Л И Л А :
решение Московского гарнизонного военного суда от 3 июня 2010 года по заявлению Васильева А.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя и его представителя – без удовлетворения.
Верно.
Судья Московского окружного
военного суда Батаев А.В.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 окт 2010, 23:04 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
аявр писал(а):
..........Вопреки доводу кассационной жалобы, право быть поставленным на учет нуждающихся в жилых помещениях по избранному после увольнения с военной службы месту жительства вытекает из наличия права быть признанным нуждающимся в жилье по месту службы, а поскольку заявитель проживает в вышеупомянутой квартире, в которой ответственным квартиросъемщиком является его мать, и не признан и не может быть признан по месту службы нуждающимся в жилом помещении, то у него не возникает и права на признание нуждающимся по избранному после увольнения с военной службы месту жительства.
Таким образом, в данном случае без наличия факта нуждаемости в жилье по месту службы он не может быть признанным таковым по избранному месту жительства ..

Бред сивой кобылы!
Они там в МОВСе совсем что ли умом тронулись?! :shock: :shock: :shock:

Даже комментировать противно...Как в дерьме обваляли...

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 окт 2010, 02:24 
Не в сети

Зарегистрирован: 29 мар 2008, 01:18
Сообщения: 91
Откуда: Челябинск
Цитата:
МОВС считает ПП1054 не действующим. Причина-поступившие указания. Вчера приятель получил отлуп по ПП1054 там же в ином составе судей

http://voensud.ru/post169953.html#p169953


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30 мар 2011, 06:14 
Не в сети

Зарегистрирован: 23 сен 2007, 03:01
Сообщения: 5703
Откуда: Оттуда...
По вопросам аренды жилья при невозможности обеспечить им.


1. Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2009 года № 6н-425/08 по заявлению А.

А., проходящий военную службу в г. Санкт-Петербург, принятый на жилищный учёт в сентябре 2002 г. и имеющий право на получение служебного жилого помещения, после вступления в брак и рождения ребёнка, в феврале 2007 г. заключил договор найма жилого помещения в г. Гатчине Ленинградской области, согласно которому он обязался выплачивать наймодателю по 5000 рублей ежемесячно.

13 июня 2007 г А. подал рапорт командиру воинской части с просьбой предоставить служебное жилое помещение. На рапорте была наложена резолюция о необходимости рассмотрения данного вопроса на заседании жилищно-бытовой комиссии.

20 июля 2007 г. он подал аналогичный рапорт, в котором указал, что расходует на наём жилого помещения по 5000 рублей ежемесячно, что с учётом его невысокого денежного содержания, а также незначительного и непостоянного дохода супруги, находящейся в отпуске по уходу за полуторагодовалым ребенком, влечёт получение им и членами его семьи ежемесячного совокупного дохода ниже прожиточного минимума, установленного соответствующими нормативами для жителей данного региона. На рапорте подполковником Б. сделана приписка, из которой следует, что за указанной воинской частью служебного жилья не числится и в аналогичной с А. ситуации находится 90% личного состава, что известно военнослужащим этой воинской части.

25 июля того же года А. вновь подал рапорт командиру части, в котором указал, что в связи с отсутствием и невозможностью обеспечить его и членов его семьи служебным жилым помещением из фонда воинской части, он просит арендовать для него жилое помещение, поскольку денежной компенсации в 1500 рублей, выплачиваемой воинской частью за наём жилья, не хватает для оплаты снимаемого им жилого помещения.

20 сентября 2007 г. А. подал по команде еще один рапорт с просьбой арендовать для него жилое помещение, в котором он дополнительно сообщил, что отказывается от денежной компенсации за наём жилья. На данном рапорте наложена резолюция с указанием начальнику квартирно-эксплуатационной службы воинской части подготовить необходимые документы для направления вышестоящему командованию.

В рамках рассмотрения обращений А. помощник командира части по финансово-экономической работе - начальник финансовой службы (главный бухгалтер) подал докладную записку, из которой следует, что на целевую статью, предназначенную для арендной платы за пользование имуществом, в 2007 финансовом году финансирование не производилось. Вопросами же аренды жилья и выделения квартир для военнослужащих данной воинской части занимается Северо-Западное региональное командование Внутренних войск Министерства внутренних дел РФ (далее - СЗРК ВВ МВД РФ).

30 января 2008 г. А. продлил договор найма жилого помещения, в соответствии с которым впредь обязался выплачивать наймодателю по 7000 рублей ежемесячно.

Считая свои жилищные права нарушенными, А. обратился с заявлением в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд, в котором просил обязать командира части арендовать для него жилое помещение.

6 февраля 2008 г. суд удовлетворил его требование, признав незаконным бездействие командира воинской части, выразившееся в необеспечении заявителя и членов его семьи жилым помещением по договору аренды, и обязал командира части арендовать для него жилое помещение.

21 апреля 2008 г. судебным приставом-исполнителем по исполнительному листу, выданному на основании указанного судебного решения, возбуждено исполнительное производство.

Разуверившись в исполнении указанного судебного решения, А. 29 апреля 2008 г. подал рапорт командиру части, в котором просил досрочно уволить его с военной службы в связи с существенным и систематическим нарушением в отношении него условий контракта, выразившемся в необеспечении его и членов его семьи жилым помещением с оставлением в списках очередников на получение жилья в Санкт-Петербурге.

10 июня 2008 г. Командующий СЗРК ВВ МВД РФ сообщил командиру части о том, что денежные средства для аренды жилых помещений военнослужащим выделяются по лимитам, а указанным должностным лицом ещё не приняты исчерпывающие меры по обеспечению жильём его подчинённых.

Он же 15 июня 2008 г. сообщил судебному приставу-исполнителю о том, что СЗРК ВВ МВД РФ арендует для военнослужащих части 12 квартир в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, однако этого количества арендуемого жилья недостаточно. В целях выполнения потребности 21 марта того же года им направлена заявка в Главное командование Внутренних войск МВД России о выделении дополнительных денежных средств в размере 18794440,40 рублей для оплаты арендованного жилья. В связи с отсутствием от командира части заявок на выделение денежных средств по статье "аренда жилья" в 2007-2008 гг. средства на эти цели в указанную воинскую часть не выделялись, поскольку такое выделение производится по запланированным на текущий год лимитам. Вопросы распределения и выделения жилья для военнослужащих рассматриваются на заседаниях жилищно-бытовых комиссий по месту прохождения военной службы (в воинских частях). Жилищно-бытовая комиссия части вопрос о предоставлении на основании решения суда А. арендованного жилья не рассматривала, ходатайств в вышестоящую жилищно-бытовую комиссию СЗРК ВВ МВД РФ не представляла, командир указанной части с запросом о выделении денежных средств дли исполнения решения суда не обращался, а лишь направил запрос с просьбой о разъяснении порядка исполнения судебного решения, в связи с чем вопрос о выделении арендованной квартиры будет рассмотрен лишь после обращения командира части и рассмотрения его на заседании жилищно-бытовой комиссии СЗРК ВВ МВД РФ.

2 июля 2008 г. А. обратился в Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд с заявлением об оспаривании бездействия командира части, связанного с непредставлением его к досрочному увольнению с военной службы в связи с существенным и систематическим нарушением в отношении него условий контракта. 22 июля того же года суд отказал в удовлетворении его требований.

8 сентября 2008 г. Ленинградский окружной военный суд оставил это решение без изменения, а кассационную жалобу заявителя - без удовлетворения.

Военная коллегия отменила состоявшиеся по делу судебные решения и приняла новое решение об удовлетворении требований заявителя.

В соответствии с п.п. 1 и 3 ст. 15 ФЗ от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений.

Военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трёхмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Они также обеспечиваются жилыми помещениями маневренного фонда или общежитиями.

В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих - граждан и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих - граждан ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наём (поднаём) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством РФ.

Органы местного самоуправления оказывают содействие воинским частям в предоставлении в аренду жилых помещений, пригодных для временного проживания военнослужащих - граждан и членов их семей.

В соответствии с имеющимся у него статусом А. имел право быть обеспеченным служебным жилым помещением не позднее трёхмесячного срока со дня прибытия на новое место службы, то есть еще в 2002 г., однако не был таковым жильём обеспечен, в течение длительного времени не выполняется решение военного суда, обязывающее воинских должностных лиц арендовать для него жилое помещение, а выплачиваемое ему денежное содержание после расчёта с наймодателем влечёт получение им и членами его семьи ежемесячный совокупный доход ниже прожиточного минимума, установленного соответствующими нормативами для жителей региона, т.е. относит их к категории малоимущих, нуждающихся в государственной поддержке граждан. Указанные фактические обстоятельства объективно свидетельствуют о том, что командованием воинской части в отношении А. и членов его семьи допущены нарушения, исключающие их возможность воспользоваться наиболее значимыми для них правами, социальными гарантиями и компенсациями, предусмотренными законодательством о порядке прохождения военной службы и статусе военнослужащих, т.е. допущены существенные нарушения условий контракта.

Не может устранять эти нарушения и факт заключения заявителем нового контракта в декабре 2007 г., т.е. в условиях продолжающегося нарушения его прав, на что сослался суд в обоснование принятого им решения.

В связи с изложенным вывод суда о недостаточной степени бездействия командира части в отношении А., которая могла бы быть расценена как существенное и систематическое нарушение условий контракта, свидетельствует о неправильном истолковании им закона, что с учётом установленных в судебном заседании обстоятельств дела следует признать существенным нарушением норм материального права


2. К вопросу аренды жилых помещений для военнослужащих (по материалам судебной практики)

Ю.Н. Туганов, судья Восточно-Сибирского окружного военного суда, кандидат юридических наук

В соответствии с п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы военнослужа­щих, до получения жилых помещений по нормам, установленным федераль­ными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим и членам их се­мей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, или общежития. В слу­чае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и совместно проживаю­щих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых поме­щений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Рос­сийской Федерации1. В этом же пункте закреплено положение, согласно которому органы местного самоуправления оказывают содействие воинским частям в предоставлении в аренду жилых помещений, пригодных для вре­менного проживания военнослужащих и членов их семей.

Пункт 8 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Ми­нистра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. № 80 закреп­ляет аналогичные вышеприведенному закону положения об обязанности воин­ских частей арендовать жилье военнослужащим в указанных случаях.

Только при желании военнослужащего и отсутствии жилья ему предо­ставляется денежная компенсация за наем (поднаем) жилых помещений.

Таким образом, вышеназванный Закон определил, что денежная ком­пенсация за поднаем жилого помещения может выплачиваться военнослу­жащему лишь в случае невозможности обеспечения его и членов семья служебным жилым помещением, общежитием для временного проживания или арендованным жильем и главное — при наличии желания (согласия) военнослужащего на это.

Как следует из судебной практики Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, «обязанность по подбору для военнослужащего жилого помещения и заключение на него договора аренды возложена на воинские части».

Так, капитан Б. заключил с командиром воинской части жилищный договор, согласно которому командир части гарантировал Б. предоставление в течение трех месяцев служебного жилого помещения. Поскольку это ус­ловие договора выполнено не было, Б. обратился в суд с заявлением, в котором просил обязать командира части заключить предложенный им, Б., договор аренды комнаты по указанному им адресу, с ежемесячной арендной платой 7 200 руб.

Б-й гарнизонный военный суд, сославшись на п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», заявление Б. удовлетворил.

Отменяя данное решение, 4-й окружной суд указал, что в соответствии с названной правовой нормой при отсутствии служебных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужа­щих и совместно проживающих с ними членов их семей.

Однако данное положение не свидетельствует о том, что военнослужа­щий вправе сам выбирать себе жилое помещение, которое воинская часть должна для него арендовать. Обязанность подбора жилого помещения и заключения на него договора аренды возложена на воинские части.

Зачастую командиры воинских частей, сталкиваясь с отсутствием де­нежных средств на аренду жилья, отказывают в удовлетворении требований военнослужащих, в результате оказываясь виновными в нарушении прав и законных интересов своих подчиненных. Хотя чаще всего отказ вызван тем, что даже при формальном удовлетворении рапорта военнослужащего ко­мандиром воинской части препятствие возникнет на уровне КЭУ (КЭО) соответствующего военного округа.

Примером по разрешению указанного вопроса в судебном порядке мо­жет послужить решение Ч-го гарнизонного военного суда, отказавшего в удовлетворении требований военнослужащих И. и Я. о возложении на ко­мандира войсковой части обязанности по аренде жилого помещения, отме­ненное судебной коллегией по гражданским делам Восточно-Сибирского окружного военного суда3.

Так, И. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий коман­дира войсковой части, связанных с порядком предоставления жилого поме­щения, и просил обязать указанное должностное лицо обеспечить его (зая­вителя) и членов его семьи либо служебным жилым помещением или обще­житием, либо арендованным жилым помещением.

Ч-й гарнизонный военный суд требования И. удовлетворил частично, возложив на командира войсковой части обязанность предоставить И. и членам его семьи жилое помещение в соответствии с требованиями Феде­рального закона «О статусе военнослужащих».

Судебная коллегия по гражданским делам отменила данное решение по следующим основаниям.

Так, суд, правильно разрешив требования И. в части возложения на командира войсковой части обязанности предоставить заявителю и членам его семьи жилое помещение в соответствии с требованиями Федерального закона «О статусе военнослужащих», в то же время, отказав в удовлетворе­нии его остальных требований, нарушил нормы материального и процессу­ального права.

Отказывая в удовлетворении требований И., суд в решении сослался на п. 3 ст. 15 вышеназванного Закона, согласно которому до получения жилых помещений военнослужащим и членам их семей предоставляются служеб­ные жилые помещения, пригодные для временного проживания, или обще­жития. В случае отсутствия жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих и членов их семей или, по желанию военнослужащих, ежемесячно выплачивают им денежную ком­пенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, кото­рые определяются Правительством Российской Федерации.

При этом судом в решении было указано, что Правительство Российс­кой Федерации в соответствии со ст. 115 Конституции Российской Федера­ции издало постановление от 26 июня 1995 г. № 604 о порядке и разме­рах выплаты военнослужащим денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений, урегулировав тем самым данный вопрос.

Как следует из рапорта И., он просит командира части прекратить ему выплату денежной компенсации за поднаем жилья и обеспечить его и его семью жилым помещением (для постоянного или временного проживания) в соответствии с п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих». При этом командиром части в аренде жилья И. отказано в связи с отсутствием порядка ее осуществления и финансирования. Также из имею­щихся на рапорте резолюций командира части и его заместителя по тылу следует, что помощнику командира по финансово-экономической работе дано указание о прекращении выплаты И. денежной компенсации за поднаем жилья, а также то, что согласно полученному воинской частью ответу из квартирно-эксплуатационной части она арендой жилья не занимается.

Таким образом суд, посчитав, что командиром войсковой части приняты все предусмотренные меры, для обеспечения выполнения требования ст. 15 Федерального закона Российской Федерации «О статусе военнослужа­щих», отказал заявителю в удовлетворении остальных его требований ввиду отсутствия в части общежития и служебного жилья, а также в связи с отсутствием нормативной базы аренды жилья воинскими частями.

Отказывая в удовлетворении заявления И., суд исходил из изложенного, однако не учел при этом ряд обстоятельств, имеющих существенное значе­ние для правильного разрешения дела.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по кон­тракту, и членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы жилые помещения по нормам и в порядке, предусмотренным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статьей 10 Федерального закона «О бюджетной классификации Рос­сийской Федерации» от 15 августа 1996 г. № 115-ФЗ (с последующими изменениями) утверждена бюджетная классификация. При этом ст. 11 дан­ного Закона обязанность по изданию указания о порядке применения бюд­жетной классификации Российской Федерации возложена на Министер­ство финансов Российской Федерации, приказом которого от 25 мая 1999 г. № Зон (с изменениями и дополнениями, внесенными приказом указанного министерства от 28 декабря 2001 года) указанный порядок и утвержден.

Оплата аренды помещений, земли и другого имущества предусмотрена ст. экономической классификации 110700, подстатьей 110750 вышеназван­ного Указания.

Порядок аренды, форма и государственная регистрация договора арен­ды и другие вопросы, вытекающие из указанных правоотношений, установ­лены Гражданским кодексом Российской Федерации.

Кроме того, вопреки изложенному в решении, п. 59 Положения о квар­тирно-эксплуатационной службе и квартирном довольствии, введенного в действие приказом Министра обороны СССР от 22 февраля 1977 г. № 75, определен порядок аренды помещений для временного размещения воинс­ких частей. В этом случае договор на аренду помещений заключается воин­ской частью и утверждается начальником КЭУ военного округа. Договор и является для воинской части основанием для истребования денежных средств для размещения личного состава, к которому относятся и офицеры части.

Суд, сославшись при вынесении решения на п. 3 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и указав, что командиром части пред­приняты все меры для обеспечения заявителя жилым помещением, не учел требования вышеуказанных законов и нормативных правовых актов, а также положение п. 14 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» от 14 февраля 2000 г. № 9 о том, что ненадлежащее финансирование не является основа­нием для отказа в удовлетворении законных требований военнослужащих, неправильно применил и нарушил нормы материального права, поскольку командиром части не предприняты все надлежащие меры по обеспечению И. жилым помещением.

На основании изложенного решение было отменено, а материалы дела направлены на новое рассмотрение.

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с п. 62 вышена­званного Положения паспортизация и учет арендуемых воинскими частями зданий и сооружений осуществляются в случае их аренды на срок свыше одного года. В указанном правовом акте отмечено, что аренда помещений оформляется договором, заключаемым воинской частью с арендодателем, в кото­ром указываются: характеристика и техническое состояние арендуемых помеще­ний и находящегося в них оборудования; обязанности сторон, платежи и расче­ты, а также ответственность сторон за выполнение обязательств по договору.

Учитывая изложенное, представляется правильным предложение, выска­занное в статье З.Х. Акчурина «Аренда жилых помещений для военнослу­жащих: правовые проблемы итг/ти их решения»6, о необходимости конкре­тизировать норму Федерального закона «О статусе военнослужащих» об аренде жилья для военнослужащих и совместно проживающих с ними чле­нов их семей на уровне постановления Правительства Российской Федера­ции, установив механизм аренды воинскими частями жилых помещений в домах муниципального жилищного фонда.

Вместе с тем, подводя итог изложенному выше, необходимо отметить, что и имеющаяся законодательная и нормативная правовая база Российской Федерации достаточна для решения командованием частей и соединений вопроса об аренде жилых помещений для обеспечения ими военнослужащих и совместно проживающих с ними членов их семей, в случае отсутствия возможности предоставить им служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, или общежития.

( http://trof-av.narod.ru/files/arenda.htm )

_________________
Cogito, ergo sum ....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  


Рейтинг@Mail.ru



Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group. Color scheme by ColorizeIt!
Русская поддержка phpBB