О проекте

Контакты

Новости
Военное право
Военное право

Журнал "Военное право" (предыдущие годы – до 2005),

 

О некоторых проблемах реализации военнослужащими права на отдых

Автор:
Бочаров Алексей Николаевич
bochar_a@km.ru

Как следует из многочисленных вопросов, задаваемых военнослужащими в форуме на сайте журнала «Право в Вооруженных Силах» и на страницах самого журнала, проблема использования военнослужащими своего права на отдых все еще остается одной из злободневных проблем. Причинами этого явления, по моему мнению, являются: с одной стороны, слабое знание военнослужащими требований законодательства, и в первую очередь Порядка учета служебного времени и предоставления дополнительных суток отдыха (Приложение № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 г. № 1237), а с другой стороны слабого знания этих же вопросов командирами и воинскими начальниками, сопряженное со стремлением любым путем получить максимальную отдачу от подчиненных им военнослужащих.

К сожалению, следует признать, что и среди военных юристов нет единого понимания сущности времени отдыха и сущности воинского труда (исполнения обязанностей военной службы). Следствием этого становятся неправосудные постановления судебных органов, неверные толкования требований законодательства и ошибки в научном поиске. Одним из примеров такого следствия, по моему мнению, является статья Тюрина А.И. «О некоторых ограничениях при предоставлении времени отдыха военнослужащим, проходящим военную службу по контракту» в № 4 журнала «Право в Вооруженных Силах» за 2004 год (1).

В этой статье, на основании филологического толкования глагола «может», ее автор обосновывает вывод о том, что для присоединения к основному отпуску дополнительных суток отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, необходимо желание и военнослужащего и решение командира. Я не совсем согласен с таким выводом, т.к. такое толкование, без необходимого уточнения, может привести военнослужащих-начальников к неправильному толкованию и применению этой нормы. Опасность таится в легкости подмены понятия «решение командира» на понятие «желание командира». В результате такой подмены понятий создается почва для злоупотребления правом со стороны военнослужащих-начальников.

Для того, чтобы правильно подойти к разрешению спорной проблемы необходимо установить содержание понятий «время отдыха» и «воинский труд», и определить соотношение между ними.

Родившийся человек уже обладает определенными потребностями. Удовлетворение этих потребностей ему обеспечивают родители. Родители кормят, обучают и воспитывают ребенка, заботятся о нем, готовят его к самостоятельной жизни. По мере взросления объем потребностей человека возрастает, он учится удовлетворять свои потребности и интересы самостоятельно. Необходимость удовлетворения своих материальных и духовных потребностей толкает человека на поиск способа их удовлетворения.

Таким образом, можно сказать, что целью жизни человека является его развитие, удовлетворение его различных потребностей.

В Конституции Российской Федерации (ст.2) установлено, что высшей ценностью являются человек, его права и свободы, а обязанностью государства является их признание, соблюдение и защита. В п.1 ст.7 Конституции РФ указано, что обязанность государства – создать условия для обеспечения достойной жизни и свободного развития человека. Обеспечить себе достойную жизнь и свободное развитие должен сам человек, своими силами, а государство должно ему в этом помочь.

Единственным достойным способом удовлетворения потребностей для человека является труд. Советский Энциклопедический Словарь дает определение труду, как целесообразной деятельности человека, направленной на видоизменение и приспособление предметов природы для удовлетворения своих потребностей (2). В результате труда человек получает все ему необходимое, создает материальные и духовные ценности.

В заключение сказанного выше, следует отметить, что целью жизни является развитие и удовлетворение потребностей человека, а способом этого удовлетворения является труд. Мы трудимся, для того, чтобы жить, а не живем для того, чтобы трудиться.

Для защиты прав и интересов человека Конституция РФ в п.1 ст.37 утверждает правило, в соответствии с которым, каждый имеет право свободно распорядиться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Принудительный труд запрещен. Если человек не испытывает больших потребностей, обеспечивает себя и удовлетворен этим, то не следует упрекать его за то, что он мало работает. Он работает столько, сколько ему необходимо. Не занятое трудовой деятельностью время необходимо человеку не только для восстановления физических и моральных сил, не только для удовлетворения своих физических и духовных потребностей, но и для выполнения функций обучения и воспитания детей, ухода за родителями и т.д.

Так уж сложилось в настоящее время, но в большинстве случаев, сам человек не является собственником средств производства, а вынужден продавать свой труд собственнику средств производства. Кем бы ни был собственник средств производства (частник или государство), он заинтересован в эффективном процессе производства. Одним из направлений повышений эффективности является его интенсификация, приводящая к увеличению объема работы, выполняемой рабочей силой за прежнюю плату. Таким образом, возникает противоречие между интересами работника и работодателя.

Для снижения вредного влияния этого противоречия государство создает механизм, ограничивающий работодателя. Законодательно установлены рамки, в которых осуществляется трудовая деятельность, т.е. режим труда. Нормальная продолжительность рабочего времени ограничена 40 часами в неделю (ст.91 ТК РФ), которая в ряде случаев сокращается для некоторых категорий работников (несовершеннолетних, инвалидов, работников вредных и опасных производств и др.). По общему правилу, привлечение работника к сверхурочным работам (к работе за пределами нормальной продолжительности рабочего времени по инициативе работодателя) осуществляется с письменного согласия работника и с учетом мнения профсоюзного органа. Только в определенных законом случаях (ст.99 ТК РФ), мнение профсоюзного органа не играет роли, но согласие работника все равно является обязательным. Продолжительность привлечения работника к сверхурочным работам ограничена 4-мя часами в течение двух дней подряд и 120 часами в год.

На ограничение использования труда человека направлено и установление законодательством режима отдыха. Пунктом 5 ст.37 Конституции РФ предусмотрено право каждого трудящегося на отдых. Согласно ст.106 ТК РФ, время отдыха – время, в течение которого работник свободен от исполнения трудовых обязанностей и которое он может использовать по своему усмотрению. Так как выполнять трудовые обязанности работник должен только в рабочее время, то временем отдыха является все время кроме рабочего. Время отдыха влияет на рабочее время, ограничивая последнее, создавая для него определенные рамки. Установление законодательством требований для времени отдыха ограничивает временное пространство для рабочего времени. И в этом смысле рабочее время подчинено требованиям времени отдыха.

Статья 107 ТК РФ перечисляет виды времени отдыха:

перерывы в течение рабочего дня (смены);

ежедневный отдых (междусменный);

выходные дни (еженедельный непрерывный отдых);

нерабочие праздничные дни;

отпуска.

В течение рабочего дня предоставляются перерывы для отдыха и питания продолжительностью не менее 30 минут (ст.108 ТК РФ), технологические перерывы, перерывы для обогрева и специальные перерывы для отдыха. Минимальная продолжительность еженедельного непрерывного отдыха – 42 часа (ст.110 ТК РФ). Перечень нерабочих праздничных дней перечислен в ст.112 ТК РФ и сокращению по инициативе работодателя он не подлежит. Привлечение работников к работе в выходные и праздничные дни возможно только в установленных законодательством случаях (ст.112, 113 ТК РФ). Продолжительность ежегодного основного отпуска установлена законодательно в 28 календарных дней. Уменьшение его размера по инициативе работодателя запрещено. Кроме основного отпуска предусмотрено предоставление различных дополнительных отпусков, имеющих компенсационный (за работу с вредными и опасными условиями труда, за особый характер работы, за работу с ненормированным рабочим днем и т.п.) или поощрительный характер (за непрерывный стаж работы на предприятии, наставничество и т.п.).

Таким образом, цель введения понятия «время отдыха» в трудовом законодательстве – ограничение привлечения человека к выполнению трудовых обязанностей. Установленный трудовым законодательством размер времени отдыха (30 минут – обеденный перерыв, 42 часа – еженедельный непрерывный отдых, 28 календарных дней – основной отпуск, и т.д.) не представляет собой период времени, необходимый для восстановления физических сил.

Установление временных рамок для времени отдыха не ограничивает его продолжительность, а ограничивает периоды времени, в течение которых человек не должен привлекаться к выполнению трудовых обязанностей. Вовсе не значит, что человек должен отдыхать только в это время, а работать все остальное время. Режим труда и режим отдыха направлены на регулирование порядка и ограничение продолжительности привлечения человека к выполнению трудовых обязанностей.

В пункте 1 ст.10 Федерального закона РФ "О статусе военнослужащих" указывается, что право на труд реализуется военнослужащими посредс-твом прохождения ими военной службы. Федеральным законом РФ «О системе государственной службы Российской Федерации» военная служба определяется как профессиональная служебная деятельность граждан на воинских должностях. Если для военнослужащих по призыву прохождение службы не столь очевидно является трудовой деятельностью, то для военнослужащих-контрактников это вполне очевидно. Военная служба по контракту обладает всеми необходимыми признаками трудовой деятельности:

- поступление на нее осуществляется добровольно;

- проходят военную службу на определенных должностях государственной службы в государственных органах;

- военнослужащие выполняют определенные для занимаемой должности обязанности, для чего наделяются необходимыми полномочиями;

- своей деятельностью военнослужащие создают необходимые условия безопасности для граждан, государства и общества, т.е. выполняют общественно-значимые задачи;

- за выполнение обязанностей военной службы они получают вознаграждение из федерального бюджета.

Вместе с тем, военная служба имеет и ряд существенных отличий от трудовой деятельности, обусловленных характером выполняемых задач и условиями их выполнения. Поэтому порядок выполнения обязанностей военной службы не регулируется трудовым законодательством (ст.11 ТК РФ).

Пункт 1 ст.37 Федерального закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» содержит перечень обстоятельств, при которых военнослужащий считается выполняющим обязанности военной службы. Время, в течение которого военнослужащий выполняет обязанности военной службы, является служебным временем. Общая продолжительность еженедельного служебного времени, за исключением времени указанного в п.3 ст.11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (боевое дежурство, учения, походы кораблей, и др.), п.1 ст.11 указанного закона ограничена 40 часами в неделю.

Служебное время военнослужащих включает в себя два вида:

а) служебное время ограниченное общей продолжительностью еженедельного служебного времени;

б) служебное время, не ограниченное общей продолжительностью еженедельного служебного времени.

Трудовое законодательство такого деления рабочего времени не предусматривает. В отличие от трудового законодательства, законодательство о военной службе не содержит и понятия «сверхурочной службы» и не содержит ограничения его продолжительности.

Привлечение военнослужащего к выполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени подлежит компенсации предоставлением дополнительного времени отдыха.

Таким образом, законодательство о военной службе ограничивает продолжительность служебного времени (устанавливает норму), но допускает проведение строго определенных мероприятий без учета данной нормы. Можно ли это считать воплощением положения ч.3 ст.55 Конституции РФ о допустимости ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом ? По моему мнению, это не является ограничением права на труд, а является особым порядком выполнения обязанностей военной службы. Ограничения конституционного права военнослужащего на свободное распоряжение своей способностью к труду содержатся в ряде положений п.7 ст.10 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Привлечение военнослужащего к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени компенсируется предоставлением дополнительного времени отдыха (п.3 ст.11 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих», п.5 Приложения № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы). С большим трудом можно признать такую компенсацию (за 3 суток мероприятий – 2 суток отдыха) равноценной. Другие формы компенсации (надбавка за сложность, напряженность и специальный режим службы) не привязаны к привлечению военнослужащих к проведению мероприятий, проводимых без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени (за исключением, разве что, несения караульной службы). Но это проблема, требующая своего разрешения, которая не меняет сути дела с ограничением конституционного права военнослужащих на труд.

Определяя содержание права на отдых военнослужащего, законодательство о военной службе определяет и периоды времени отдыха военнослужащих-контрактников:

- предусмотренный регламентом служебного времени обеденный перерыв и время для отдыха при выполнении специальных задач (несение внутренней, караульной, боевой службы и т.п.);

- ежедневный отдых (очень плохо регламентирован законодательством);

- непрерывный еженедельный отдых (выходные дни) – (абз.1 п.4 ст.11 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих»);

- отдых в праздничные дни (абз.2 п.4 ст.11 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих»);

- отпуска (основной и дополнительные).

Как видно, представленная мной классификация отличается от классификации представленной Тюриным А.И. (3). По моему мнению ошибочно включение в классификацию как самостоятельных видов времени отдыха военнослужащих-контрактников дополнительных суток отдыха (дополнительного времени отдыха) за привлечение к выполнению обязанностей военной службы:

сверх установленного предела общей продолжительности еженедельного служебного времени;
в выходные или праздничные дни;

при проведении мероприятий, проводимых без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени.

Все названные периоды отдыха являются формой компенсации (заменителями) других видов времени отдыха, т.е. не являются самостоятельными, и потому не требуют особого выделения в классификации.

Необоснованным, по моему мнению, является вывод Тюрина А.И. о наличии в законодательстве о военной службе ограничения конституционного права военнослужащих на отдых (4).

Указанный автор не говорит прямо, в чем заключается ограничение конституционного права военнослужащих на отдых. Он констатирует такую возможность, указывая на то, что такое ограничение возможно только федеральным законом и в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Да простит меня автор, если я не прав, и он не считает возможность отказа командиром в удовлетворении ходатайства военнослужащего о присоединении дополнительных суток отдыха к основному отпуску ограничением конституционного права военнослужащего на отдых! Но, прочитав статью, я увидел в ней именно такую мысль.

Попробуем разобраться. Что мы имеем исходного? Продолжительность общей продолжительности еженедельного служебного времени ограничена 40 часами. Военнослужащий привлекался к выполнению обязанностей военной службы сверх указанной нормы, и это было вызвано объективной служебной необходимостью, а не субъективными факторами. Такого времени набралось, для примера, 24 часа, т.е. на трое дополнительных суток отдыха. До отпуска предоставить эти дополнительные сутки отдыха не представилось возможным по объективным причинам.

Военнослужащий обратился с рапортом по команде о присоединении этих дополнительных суток отдыха к основному отпуску. Командир подразделения наложил соответствующую резолюцию на рапорт военнослужащего и приложил справку, содержащую сведения о количестве положенных военнослужащему дополнительных суток отдыха. Рапорт прошел по команде и попал к командиру части.

Какое решение должен принять командир части ?

Командир части обращается к п.1 ст.11 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» и в последнем приложении этого пункта читает, что порядок предоставления дополнительных суток отдыха определяется Положением о порядке прохождения военной службы. Открыв указанное Положение, в п.3 Приложения № 2 командир части видит, что там написано: «когда суммарное сверхурочное время … достигает величины ежедневного времени, установленного регламентом служебного времени для исполнения должностных обязанностей, военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, по его желанию предоставляются в другие дни недели дополнительные сутки отдыха или они присоединяются к основному отпуску».

Таким образом, у командира части имеется только один путь – написать резолюцию на рапорте – «В приказ». Каких либо «может» или «по решению командира части» норма Положения не содержит. Там четко написано: «предоставляются» или «присоединяются».

По поводу слова «могут» в п.1 ст.11 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» следует отметить, что оно не используется для определение условия не присоединения дополнительных суток отдыха, а используется для обозначения альтернативного способа реализации права на получение дополнительного времени отдыха путем предоставления его в другие дни недели или путем суммирования его и предоставления в виде дополнительных суток отдыха в другие дни или путем суммирования его и предоставления в виде дополнительных суток отдыха, присоединяемых к основному отпуску.

Все остальные попытки Тюрина А.И. «притянуть» порядок планирования предоставления основных отпусков к порядку предоставления дополнительных суток отдыха, компенсирующих привлечение военнослужащего-контрактника к выполнению обязанностей военной службы сверх установленной общей продолжительности еженедельного служебного времени, очень надуманны. С одной стороны норма, предоставляющая полномочия командиру части по планированию очередности отпусков исходя из необходимости обеспечения боевой готовности части, чередования периода их использования, а с другой стороны норма, устанавливающая порядок предоставления времени отдыха. Между ними мало общего, и по характеру регулируемых правоотношений и по способу правового регулирования.

Теперь попробуем разобраться, оправдывает ли отказ в присоединении дополнительных суток отдыха к основному отпуску необходимость поддерживать боевую готовность части. В связи с этой задачей будет интересно обратить внимание на трудовое законодательство, имеющее с законодательством о военной службе много общего. Трудовым кодексом РФ допускается привлечение работников к сверхурочной работе (ст.99 ТК РФ) и работе в выходные и праздничные дни (ст.113 ТК РФ) в строго определенных обстоятельствах. Привлечение к этим работам компенсируется работникам предоставлением времени отдыха в другое время, а в некоторых случаях компенсируется в денежной форме. Экономическое развитие отдельного предприятия влияет на экономическое развитие всего государства и соответственно влияет на обороноспособность страны. Там может быть допустимо ограничение конституционных прав работников на отдых ради «высокой цели» экономического развития страны ? Но этот вопрос Трудовой кодекс РФ ответ содержится в ст.4. Эта статья Трудового кодекса РФ, помимо прочего, содержит запрещение принудительного труда (выполнения работы под угрозой применения какого-либо наказания) в качестве средства мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития. Таким образом, «высокая цель» экономического развития не является оправданием для ограничения права работников на отдых.

Относительно законодательства о военной службе положение аналогичное. Цель «поддержания высокой боевой готовности» не может служить оправданием для ограничения военнослужащих в праве на отдых. Если ради этой цели лишить военнослужащего отдыха, то в результате интенсивного привлечения к выполнению обязанностей военной службы физические и духовные силы военнослужащего будут истощены и он не сможет в случае необходимости выполнить свое предназначение – защитить Отечество. Военнослужащий не сможет свободно развиваться, использовать свои способности для других целей, отличных от целей выполнения обязанностей военной службы. Дети военнослужащих останутся без родительского воспитания, а родители военнослужащего – без помощи и поддержки. Одним словом, общество потеряет целую социальную группу. Разве в этом цель общества ?!

Обосновывает отсутствие ограничение права военнослужащего на отдых и то, что объективно, отсутствие нескольких военнослужащих в течение нескольких дней, пусть даже нескольких десятков дней, не влечет значительного снижения боевой готовности и боеспособности части. Военная организация формируется таким образом, чтобы воинская часть сохраняла свою боеспособность не только при условии нахождения в отпусках части военнослужащих, но и при условии несения в ходе боевых действий значительных потерь. Сам Тюрин А.И. приводит цифру частичной утраты боеспособности в размере потерь до 50-60 % личного состава и техники при условии сохранения управления (5).

Еще раз напомню, что Конституция РФ отдает приоритет значимости соблюдения прав и интересов человека перед интересами государства и общества. Предусматривая возможность ограничения прав и свобод п.3 ст.55 Конституции указывает на то, что эти ограничения должны содержаться в федеральном законе, вводиться в строго указанных в этой норме целях и ограничивать права и свободы в той мере, в которой это необходимо. Федеральный закон РФ «О статусе военнослужащих», Федеральный закон РФ «О воинской обязанности и военной службе» и другие федеральные законы не содержат ограничений в праве военнослужащих на отдых. Отказ в предоставлении времени отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к выполнению служебных обязанностей сверх установленного предела общей продолжительности еженедельного служебного времени, не является необходимой мерой по обеспечению обороны страны и безопасности государства.

Следует обратить особое внимание на то, что согласно п.4 ст.3 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» обязанностью командиров (начальников) является реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих. В полной мере это касается и обязанности командиров (начальников) обеспечить реализацию права военнослужащего на отдых.

Обязанность ведения учета служебного времени и учета предоставления времени отдыха, компенсирующего привлечение военнослужащего к выполнению обязанности военной службы: сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени; в выходные и праздничные дни; привлечения к мероприятиям, проводимым без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, возлагается на командира подразделения (п.1, 4 Приложения № 2 к Положению о порядке прохождения военной службы). Командир подразделения обязан предоставлять подчиненным военнослужащим предусмотренное законодательством время отдыха. Если такое предоставление по каким-то объективным причинам стало временно невозможно, то такой отдых должен быть предоставлен или путем присоединения к основному отпуску или путем предоставления дополнительных суток отдыха после окончания основного отпуска.

Законодательство не предусматривает пресекательный срок предоставления компенсирующего времени отдыха. Так как предоставление времени отдыха возлагается на командиров, то непредставление такого отдыха будет являться длящимся правонарушением. При этом, исключение военнослужащего из списков части до предоставления ему положенного времени отдыха является незаконным (по аналогии с п.16 ст.29 Положения о порядке прохождения военной службы) и служит основанием для восстановления военнослужащего на военной службе (п.2 ст.23 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих»).

Таким образом, ограничение права военнослужащих на отдых не только не оправданно целью поддержания боевой готовности (боеспособности) части, но и не предусмотрено действующим законодательством.

Что же вызывает многочисленные споры по поводу предоставления военнослужащим дополнительного времени отдыха ?

На мой взгляд, причинами этого является несоответствие между задачами, ставящимися перед военной организацией государства в целом, частями и соединениями, подразделениями. Нет большой необходимости доказывать плачевное состояние материально-технического обеспечения войск, оно налицо. При таком положении имеется задача и стремление руководства к повышению боевой готовности и боеспособности войск. При этом радикально изменить ситуацию без устранения причины (недостаточность финансирования) затруднительно. Остается один путь – увеличивать интенсивность привлечения к выполнению обязанностей военной службы. Это приносит временный результат и командиров хвалят и повышают по службе. Но как и наркотики, такой способ повышения результата приводит к дальнейшим злоупотреблениям, возникновению «зависимости». В состоянии хронического развития «болезни» создается положение, при котором задолженность в предоставлении времени отдыха образуется у большого количества военнослужащих и величина такой задолженности имеет тенденцию к постоянному увеличению. Командир сам загнал себя в безвыходное (по его мнению) положение.

Какой выход? Тщательно планировать служебную деятельность и на всех уровнях военной организации! Руководящие приказы и наставления по управлению подразделениями, частями и соединениями содержат указание на то, что решение командиром (начальником) должно быть принято на основе расчета сил и средств. В этот расчет должен входить не только расчет возможности выполнения задачи, но и расчет последствий реализации решения. Если командир принимает решение об увеличении интенсивности привлечения к службе военнослужащих, то он должен продумать и порядок «ликвидации последствий» принимаемого решения в виде необходимости предоставления компенсирующего времени отдыха после окончания периода интенсивного привлечения к службе.

Таким образом, необходимо не искать обоснования для ограничения прав военнослужащих на отдых, а учить командиров всех степеней планировать предстоящие служебные действий и быть ответственными за их результаты.

Примечания:

1) Тюрин А.И. «О некоторых ограничениях при предоставлении времени отдыха
военнослужащим, проходящим военную службу по контракту», журнал «Право в
Вооруженных Силах», № 4, 2004 г., Москва, стр.6-7.

2) Советский энциклопедический словарь, Гл. ред. Прохоров А.М., Москва, изд. «Советская энциклопедия», 1989 г., стр. 1373.

3) Тюрин А.И. «О некоторых ограничениях при предоставлении времени отдыха
военнослужащим, проходящим военную службу по контракту», журнал «Право в
Вооруженных Силах», № 4, 2004 г., Москва, стр.6.

4) Там же, стр.6, 7.

5) Там же, стр.7.

©  Харитонов С.С. О проекте | Контакты | Карта сайта | Новости Военного права
По фиксированным ценам адвокат по гражданским делам под любые нужды.
Rating@Mail.ru